ОДИЛЛИЯ ВИЛЬЕРС

https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2020/09/d315bc2a1a5f9a971ce2986ef05937a5.jpg
Hatsune Miku | Vocaloid

•  ИМЯ: Одиллия Морелла Вильерс.
В детстве имела домашнее прозвище Дилли, но вместе с детством ушло и прозвище.
•  РАСА: химера
•  ВОЗРАСТ: 21 год, визуально в районе 16-ти
•  ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ: старшая дочь графа Вильерса
•  МЕСТО РОЖДЕНИЯ | ТЕКУЩАЯ ЛОКАЦИЯ:
Гостьер | Крестоун

ВНЕШНОСТЬ

• РОСТ: 157 см
• ВЕС: 42 кг
• ТЕЛОСЛОЖЕНИЕ: астеническое
• ЦВЕТ ВОЛОС: бирюзовый
• ЦВЕТ ГЛАЗ: голубой
• ОТЛИЧИТЕЛЬНЫЕ ЧЕРТЫ: В распущенном состоянии волосы доходят практически до земли, их экзотический цвет является натуральным, а не крашеным.
Хрупкая фигура, аккуратные, но истонченные черты лица, бледная до прозрачности кожа и взгляд затянутый туманной поволокой. Образ Одиллии — прямое представление меланхоличной и болезненной незнакомки, популяризированное декадентскими писателями и поэтами. Имеет несколько отстраненный вид, но обладает аурой нежной и степенной леди из благородного общества.
Одиллия не обладает ускоренной регенерации тканей, но покакой-то причине, вероятнее всего ошибке при создании, имеет ускоренный рост волос и ногтей, что приносит ей и ее горничным немало хлопот, особенно в прошлом, когда мисс Вильерс старалась изменить свой натуральный цвет волос под более распространенный в человеческом обществе. Остриженные до талии волосы через пол года уже почти касаются пола, однако такая длина их максимальный предел. Ногти приходится подпиливать через день.
Одевается у столичных модисток согласно последним тенденциям. Два года носила траур по покойной матери, и после выхода стала предпочитать более спокойные оттенки, приглушенные тона, закрытые фасоны и менее вычурную отделку, но иногда все-таки может надеть что-нибудь более жизнерадостное, романтичное и открытое, особенно на бал.
Имеет мелодичный, но тихий голос.

КОНЦЕПЦИЯ

Графский род Вильерс и небольшое графство Вильесршир, что к юго-западу от Крестоуна, истоками восходят к основанию Империи, однако они никогда не обладали большой известностью, активной купеческой деятельностью или политическим влиянием. Земли Вильерсов никогда не были бедны и не плодородны, но и кричащим богатством никогда не отличались. Единственным достоинством графства можно было считать его удачное расположение. Каким-то образом большинство несчастий, периодически обрушившихся на род людской, обходили Вильерсшир стороной, будь то наводнения, лесные пожары или вспышки болезней. Преемники титула были под стать своей земле, семья Вильерс редко рождала на свет харизматичных политиков, могущественных магов, отважных рыцарей или хитрых торговцев, но они правили на своей земле, и правили хорошо, так, что жители графства и господин, в чьем вассальном подчинении находились Вильерсы, оставались довольны. Так в неприметности и тихой стабильности, не испытывая бед, но и не оставляя след на страницах истории, до недавних лет продолжало свое существование данное графское семейство.
Ситуация немного изменилась когда Руфус, второй графский сын, оказался способным не только получить блестящее образование в Академии Сотни Наук, но и сделал себе громкое, в научных кругах, имя, став одним из ведущих ученых и профессоров Академии. Когда же в дорожной аварии погиб его старший брат, возвращаясь из столицы, а вслед за ним и отец, которого хватил удар, Руфус внезапно оказался единственным преемником титула.
Казалось бы, после двух несчастий подряд черная полоса в жизни Вильерсов отступила. Молодой граф женился на дочери подруги своей матери, с которой был знаком с детства. Кларисса Вильерс была тихой и нежной женой, поддерживающей мужа в его научной карьере. И несколько лет для молодожен прошли словно затянувшаяся весна. Будущее казалось радостным и безмятежным, но неудача снова повисла над поместьем. Графиня потеряла своего первого ребенка на раннем сроке, затем второго, после него третьего, так прошло пять неудачных беременностей. Врачи мялись, разводили руками, ставили взаимоисключающие диагнозы, выписывали неэффективные препараты, Руфус так же не мог постоянно быть с женой из-за своего долга перед Академией. В таких обстоятельствах начало страдать не только физическое, но и психическое здоровье мадам. Видя, как жена буквально сходит с ума от отчаяния в желании иметь ребенка, граф Вильерс решился на отчаянный шаг, он перевез Клариссу в Гостьер, где та согласилась на создание в своем чреве химеры. Предполагалось, что с благодаря биологическому материалу животного можно будет добиться большей живучести плода. Из предложенных Руфусом вариантов графиня выбрала птицу обитающую в Южных пустынях, которая не только обладает крепким здоровьем, достаточным чтобы жить в недружелюбных условиях, но и неожиданно весьма милым голосом.
Пройдя сквозь бесконечные тесты, инъекции и хирургические вмешательства, в довесок к стандартным сложностям протекания беременности, Кларисса наконец-то получила то, что желала всем сердцем. Пусть девочка, названная Одиллией, и была химерой, но она была ее кровным и выстраданным ребенком. Граф Вильерс хотел сделать Дилли как можно более человекоподобной, однако, без оказий не получилось, девочка родилась с цветом волос, напоминающим оперение птицы-донора. Впрочем, пребывающей в эйфории графине было не до таких мелочей. Кларисса с ребенком покинули Гостьер, когда тесты, подтверждающие здоровье девочки были проведены. Руфус же возобновил свою научную деятельность в полной мере, приезжая в родовое имение только во время отпускных и периодов, когда работу можно было взять на дом.
Шесть лет Одиллия росла обласканная любовью матери и домашней прислуги, девочка редко видела отца и была немного застенчивой, когда он приезжал, но это было именно то детство, которое ждало отпрысков семейства Вильерсов, наполненное радостью и безмятежностью. Однако пережитое ее матерью раньше не прошло бесследно, хрупкая психика Клариссы необратимо пошатнулась в те годы и начала давать трещину сейчас. Все началось с перепадов настроения, через некоторое время к ним прибавились частые мигрени и истерики. Примерно в то же время у Дилли начала просыпаться магическая сила. Дилли не использовала ее для чего-то опасного, чаще всего, чтобы выманить у кухонных горничных дополнительные закуски и сладости, а иногда чтобы заставить разозливших ее слуг кудахтать или смешно танцевать. Туманный разум Клариссы же начал видеть в фигуре дочери источник своих бед.
Проявлениям весьма специфической магии был не рад и отец, мало того, что это был не самый распространенный вид магической силы, и в Вильерсшире вряд ли бы быстро нашелся учитель по ее контролю, больше всего сэра Вильерса пугали репутационные проблемы. Иметь члена семьи, который может каким-либо образом управлять сознанием других людей — для графа означало, что все его дальнейшие достижения, выгодные связи и крупные контракты могут быть поставлены под сомнения из-за слухов, что он использует дочь для ментального влияния на инвесторов или коллег. Граф также боялся, что его дочь попадет в ушлые руки. Однажды, видя как Дилли поет для горничной ради конфет, Руфус впал в ярость и оттащил девочку себе в кабинет, где долго кричал на Одиллию о непростительости ее действий. Чуть позже он успокоился и подробно рассказал ей об опасности применения магии и об укорачивающей срок жизни плате, а так же строго настрого запретил дочери петь. Хотя даже без этого Одиллия оказалась так напугана внезапным гневом отца, что не только петь, даже говорить долго не осмеливалась.
Благодаря врачам состояние мадам улучшалось, однако походило на качели, в моменты ясности она была лучшей матерью и женой, и это были самые счастливые дни для всей семьи, но во время приступов графиня, казалось, становилась совершенно другим человеком. Она крушила мебель, била слуг, обвиняла своего мужа за то, что он с ней сделал, не могла вынести присутствия Одиллии, впадая в истерику от одного ее вида, даже несколько раз пыталась вырвать волосы дочери. Приходя в себя, она слезно просила прощения у Дилли, но с очередным приступом все повторялось вновь. Злые пересуды, скучающих без новых сплетен, дворян не могли не дойти до рано повзрослевшей, из-за семейных обстоятельств, Одиллии. Она не могла изменить к лучшему состояние матери, но могла хотя бы как-то повлиять на репутацию семьи в целом, завоевав расположение общества к собственной персоне. Одиллия убрала кукол в дальний сундук, отдав все свои силы образованию. Девочка затребовала у отца дополнительных преподавателей, благодаря чему весь ее график, с раннего утра и до вечера, был забит разнообразными классами. Интенсивные занятия по математике, географии, истории и языкам оставляли въевшиеся в кожу рук чернильные пятна, танцевальные па оттачивались несмотря на стертые ноги, подушечки пальцев были докрасна исколоты вышивальными иглами. Одиллия была полна решимости до своего социального дебюта вытесать из себя такую леди, ни к одному из движения или слов которой нельзя будет придраться.
Когда Одиллии минуло пятнадцать, графиня стала совсем плоха и больше не могла выполнять свои обязанности управления поместьем, которые, к этому времени, и так во многом легли на плечи дворецкого. Мисс Вильерс была уже достаточно взрослой, чтобы постепенно перенять на себя хозяйственные обязанности госпожи поместья из-за недееспособной матери. Дебют в высшем свете прошел хорошо, Одиллия, как и планировалось, начала активно зарабатывать образ благопристойной светской леди.
Через четыре года, едва Одиллии исполнилось восемнадцать, графиня скончалась. Во время очередного помешательства она вырвалась из рук горничных в коридор и бросилась, поглощенная безумием, в сторону лестницы, где, запутавшись в полах ночной рубашки, упала и сломала шею. С момента похорон едва ли прошло две недели, как граф Вильерс появился на пороге собственного поместья с незнакомой женщиной и ее четырнадцатилетней дочерью. Оказалось, все это время Руфус имел в Гостьере любовницу, которая родила ему ребенка. Одиллии было горько и обидно за покойную мать, но она не стала устраивать сцен. Отца даже можно было понять, его законная дочь не могла продолжить род, а следовательно занять роль наследницы титула, поэтому он решил внести в семейный реестр дочь любовницы. Одиллия спокойно передала мачехе бухгалтерские книги, списки слуг и прочие дела по управлению поместьем. После появления в Вильерсшире новой мадам, драмы, ожидаемой обществом, не последовало, графиня с дочерью не начали изводить падчерицу, Одиллия не переехала на холодный чердак, ее на начали игнорировать слуги, в отличии от того, что пишут в слезливых романах, продающихся в газетных палатках за медяк. Однако и настоящей семьей они не стали. Вышколенная по строгим правилам и традициям Одиллия часто чувствовала себя немного неуместно видя между отцом, мачехой и сводной сестрой теплую непринужденную атмосферу, не стесненную благородными манерами.
В нынешнее время мисс Вильерс, крепко вытянутая в социальную жизнь Крестоуна, все чаще задерживается в столице, и все реже посещает родное графство. Вырвавшись из-под опеки отца она все еще не знает с чем хочет связать свою судьбу.

СОКРЫТОЕ

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

СПОСОБНОСТИ

Чарующий голос — магия пятого элемента. У Одиллии с детства проснулось желание петь, ребенком она постоянно что-то напевала, родители не придавали этому особое значение, пока песни Дилли не начали становиться какими-то странными, а поведение слуг, присматривающих за ней, не начало неестественно меняться. Гипнотические песни Одиллии отличаются от обычного пения, они словно исполняются на каком-то давно забытом языке непонятно какого народа. На самом деле этот язык и не язык вовсе, а набор звуковых команд, комбинируемых вместе в соответствии с желаемым результатом, которые причудливо совмещаются в подобия слов, объединенных общей мелодией. Размер платы определяется длительностью пения и силой воздействия. Кроме того, плата немного выше, чем при использовании магии магами, прошедшими надлежащее обучение. Лучше всего пение воздействует на людей, далее идут эльфы, виндары и малые расы, на гномов гипноз не действует. Одиллии сложнее даются песни, заставляющие выполнить конкретное действие, и чем сильнее человек противится, тем сильнее плата. Но кроме них есть песни, кратковременно влияющие на разум и эмоции, будь то погружение в сон, пребывание в блаженстве или в ужасе. Продолжительное воздействие песен может свести с ума, а в некоторых случаях вызвать зависимость, подобную наркотической. Помимо этого, у Одиллии красивый сильный голос и без примешивания к нему магии.
Музыкальный слух — Одиллия способна точно определять и запоминать высоту звуков, их тональность, последовательность и прочие нюансы звучания. Может в точности воспроизвести впервые услышанную мелодию, даже не имея перед глазами инструмент на котором она игралась. Чутко слышит фальшь и придирчива к настройке инструментов. Может не помнить о чем конкретно говорил человек или как он выглядел, но услышав один раз, навсегда запомнит его голос. В целом, имеет слух острее, чем у среднестатистического человека, но его едва ли можно назвать сверхспособностью.
Музыкальные инструменты — не в состоянии полагаться на голос, но будучи эмоционально зависимой от музыки, мисс Вильерс нашла отдушину в музыкальных инструментах. Одиллия играет на рояле, скрипке и арфе. В данный момент осваивает флейту.
Настоящая леди — Одиллия получила образование, обязательное для каждой уважающей себя дочери знатного семейства. Она прекрасно знает придворный этикет, держит идеальную осанку даже в собственной спальне, изящно вальсирует и склоняется в реверансе, вышивает и наизусть читает классическую эльфийскую поэзию, может поддержать диалог в обсуждении философов и художников, знает все фамилии благородных домов Эксодиума, их родословные, происхождение и фамильные гербы, рисует пейзажи акварелью в блокноте. Кроме того, обучена ведению бухгалтерского учета, управлению слугами и домашним хозяйством.
Все ее академические знания, при этом, можно назвать поверхностными, направленными, скорее, на общее развитие и эрудицию. Несмотря на то, что ее образования более чем достаточно для высшего общества, путь в науку, а уж тем более магию, для Одиллии был закрыт отцом. Руфус чувствовал вину перед своей старшей дочерью и не хотел, чтобы она узнала больше о деталях собственного создания, как и о том, на что ее матери пришлось пойти чтобы ее зачать. Впрочем, мисс Вильерс все равно больше тяготеет к искусству, чем к науке.
Полагаясь на прислугу, Одиллия не имеет особых бытовых навыков, кроме заваривания чая. Леди Вильерс неплохо разбирается в сортах и методах заварки, можно сказать, это ее небольшое хобби.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

Из видов активного отдыха предпочитает крокет и поездки на велосипеде.
В детстве стала свидетелем того, как взбесившаяся лошадь затоптала конюха, с тех пор опасается близко подходить к лошадям.
Столичные денди раздражают ее сильнее, чем неудобные туфли, но Одиллия никогда не подаст виду.
Исповедует одно из самых крупных ответвлений веры в Единого в Эксодиуме. Одиллия тихая верующая, соблюдает посты, ходит на воскресные молитвы, исповедуется у своего духовника, делает пожертвования, но ни с кем, кроме других прихожан, о своей вере не говорит. Многие даже не догадываются, что леди Вильерс религиозна.
Обычно ее сопровождает личная горничная по имени Софи Мюррей.

РЕАЛЬНОСТЬ

•  СВЯЗЬ:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.


•  ФИНАЛ: отринула все мирское и ушла в монастырь.

Отредактировано Odile Villiers (2020-09-07 19:13:31)