https://forumstatic.ru/files/001a/cc/90/76603.css https://forumstatic.ru/files/001a/bd/39/67352.css

Sintior: gears and wonders

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sintior: gears and wonders » Личные эпизоды » 14.06.524 | the man of justice


14.06.524 | the man of justice

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

14.06.524 | улицы Крестоуна, далее особняк Вильерсов
ветрено, небольшой смог

https://vgtimes.ru/uploads/gallery/main/147026/acs-westminster-abbey.jpg
Ansel Benevolent → Odile Villiers
[личный]

ПРЕАМБУЛА

Темные личности почти настигают отважного, но раненного детектива, Анселя Беневолента. Бравый служитель правосудия в последний момент успевает спастись, лихо запрыгнув в первый встречный экипаж. Однако душегубы не собираются останавливаться, идя по следу детектива и его предполагаемой сообщницы, невольно втянутой в это дело.

+3

2

Мужчина в окровавленной рубахе бежал по переулкам, сжимая в левой руке небольшой чемоданчик и револьвер в правой.
Выстрел.
Кирпичная крошка осыпалась детективу за шиворот, и он, пройдясь по маменьке каждого из преследователей, выстрелил ответ.
Преследователи не остались в долгу.
Несколько выстрелов и старый фонарь грустно звякнул, заплакав стеклянными слезами.
Рана дико болела, но останавливаться было нельзя, не сейчас. Черт, все пошло к черту, ну как же так, в самом конце, когда он уже сбежал с документами…
- Лови, лови его, пока не ушел!
Ансель выругался еще раз. В перестрелку вступать не было ни времени, ни возможности, надо было как можно скорее выбираться.
В боку закололо, а алое пятно на рубахе становилось все больше.
Времени терять было нельзя.
Выстрелив оставшийся боезапас вслепую в сторону преследовавших его шестерок банды Джеки-Мо, он что есть мочи рванул в узенькую улочку, что вела на главную. Она была прямой, как палка, но детектив не был уверен, что сможет выдержать более извилистую, но и более длинную, дорогу.
Несколько пуль зашкрябали по стенкам зданий, зазвенели металлические архитектурные излишества, но все прошло мимо. Или же детектив пока не заметил новой дырки. Как бы то ни было, но еще секунда и он оказался на более-менее оживленной улочке, что бурно шумела своей оживленной жизнью.
- Эй, приятель, не хочешь вкусить горячей булки от Шкатул- Господи, что с тобой, парень?
Подскочивший уже было к нему зазывала местной забегаловки (довольно неплохой, между прочим) с ужасом смотрел на кровь и дымящийся револьвер.
- С дороги, черт возьми, если жизнь дорога! - Ансель грубо оттолкнул юношу в форме хлебобулочного изделия в сторону, а сам судорожно рыскал глазами в поисках пути для отступления. Стоящие же рядом зеваки этому ой как не способствовали, делая все лишь хуже. А если начнется стрельба, то могут быть жертвы. За такое детектива по головке уж точно не погладят.
Если он, конечно, выживет сам.
Пальцы сжали рукоять револьвера.
- Дьявол!
Что же делать? В забегаловку? Нет, его оттуда вытравят, возьмут количеством, а когда приедет Префекториум, то будет уже поздно. Черт!
Заслышались шаги и голоса преследователей.
Похоже, что он все же умудрился как минимум ранить одного из них и они стали осторожнее, но ненадолго. Главарь банды, Мо, ошибок не прощает.
- Твою же… Что делать?
И тут, словно услышав его, из-за угла вырулил кэб, явно не наемный, скорее всего принадлежавший кому-то из важных шишек благородных кровей или просто одному из богатеев. Они любят комфорт и уж точно не любят кататься в том же транспорте, куда может сесть кто угодно.
Но не сегодня.
Довольно ухмыльнувшись, Ансель быстрым шагом вышел прямо ему на дорогу, направив револьвер кучеру в лоб.
- Стой, стой, кому говорю!
Бедолага кучер явно растерялся и аж поднял руки вверх, не выпуская, впрочем, поводья. Настоящий профессионал!
Детектив, не сводя с него дула, открыл дверь экипажа и, морщась от сильной боли, запрыгнул внутрь, а там…
А там на него с удивлением смотрела своими голубыми глазами прекрасная юная леди, которая больше походила на подростка. Но раз ее отпустили одну, то она наверняка совершеннолетняя. Беневолент сразу приметил необычный цвет волос.
«Химера. Или опять какая-то новая мода, за которой я не слежу, ух, черт, больно.»
- Прошу прощения, мазелька, снял бы шляпу, да потерял в перестрелке, извольте-с простить, попачкаю кровью ваш транспорт. Кучер, гони давай, гони что есть сил!
- К-куда? Куда гнать-то?
- Отсюда! Да поскорее - пушку мою видел? Так вот у бандитов их больше и они толще. Гони, черт тебя бери!
Экипаж вновь тронулся в путь, явно быстрее, чем раньше. Детектив ловким движением раскрыл барабан револьвера и еще не успевшие остыть гильзы осыпались на ткань сиденья. Еще пара секунд и боеприпасы оказались в своих гнездах, делая орудие готовым в стрельбе.
Ансель аккуратно глянул в небольшое заднее окошко.
Преследователи высыпали на улицу, явно ища детектива, но созданная суматоха явно мешала им. Один из головорезов схватил паренька-зазывала и что-то настойчиво его спрашивал, тряся своей пушкой.
А дальше темная пелена заволокла разум детектива.

+2

3

От стука колес клонило в сон, рука мисс Вильерс, затянутая в тонкую перчатку, отодвинула шторку окна личного экипажа, в надежде разогнать дремоту видом широкого проспекта. Хотелось приоткрыть и само окно, но воздух сегодня оставлял желать лучшего.
"Надо будет попросить горничных сварить кофе, как будем дома," – лениво блуждающий взгляд зацепился за вывеску кофейни на другой стороне улицы.
Откуда-то издалека повеяло свежей выпечкой, даже мануфактурный смрад не смог перебить этот запах.
"С круассаном," – мысленно добавила она, подпирая щеку кулаком.
Без горничной совершенно не надо было заботиться о осанке.
Бедняжка Софи этим утром слегла с сильной мигренью, поэтому в гости к своей троюродной сестре леди Одиллия направилась только в сопровождении кучера. Все равно в присутствии Софи не было особой надобности, в доме кузины были свои слуги, готовые в любой момент услужить гостям, да и в столичном особняке Вильерсов был меньший штат, и все были заняты своим делом. Выбрать в сопровождение другую горничную означало, что кто-то получит двойную нагрузку.
Чаепитие в доме кузины было камерным, и предполагалось, что главной темой будет обсуждение премьеры новой и весьма скандальной, но злободневной, пьесы популярного писателя К.И. Париса. Так же они собирались вышивать, один из крупнейших магазинов тканей и фурнитуры мадам Жюли выпустил в продажу ограниченное количество прекрасных цветных лент и нитей из эдерионского шелка. Однако большая часть свелась к, быстро ставшему надоедливым, хвастовству кузины сделанными недавно фотокарточками ее "розовощеких ангелов". Но все же, мотки шелковых нитей были действительно красивыми, Одиллия даже придумала весьма симпатичный дизайн для платка, вдохновившись эльфийскими мотивами, что недавно начали обретать очередную волну популярности в Империи. Часть нового вышивального набора определенно стоило отдать швее для декоративного закрепления китового уса, когда придется заказывать новый корсет.
Внезапно кэб остановился, от грубого торможения Одиллия дернулась вперед, растеряв всю сонливость.
– Что произошло, Кевин? – леди Вильерс встревоженно постучала костяшками по стеклу, привлекая внимание кучера.
"Колесо сломалось, что ли?" – промелькнуло в ее голове, но крики снаружи заставили ее отбросить эти мысли.
"Ограбление?!"
Одиллия побледнела и сжалась, отпрянув назад, когда дверь с другой стороны резко распахнулась. Увидев револьвер в руках мужчины, она хотела было вскрикнуть, но от испуга крик застрял в горле. Так было с самого детства, от сильного стресса у Одиллии совсем пропадал голос. Поэтому ей оставалось только кивнуть, глядя расширенными глазами то на оружие, то на темно-красное пятно на теле этого человека.
"Нужно успокоиться, нужно взять себя в руки, вернуть голос, отъехать в безлюдное место и тогда…" – Одиллия напряженно стиснула в руках ткань голубой юбки.
В этот момент человек начал крениться, видимо, ему было хуже, чем Одиллия успела предположить по первому виду. Девушка, в последний момент, успела выставить руки и подпереть мужчину, прежде чем тот свалился бы прямо на нее. Под языком собиралось легкое чувство тошноты от неприятного железистого запаха. Одиллия с трудом сглотнула, и попыталась устроить обмякшее тело так, чтобы его не мотало по всей трясущейся повозке.
Короткого взгляда в окно было достаточно, чтобы понять, что кучер, без очевидного указания конечного пункта прибытия, не нашел ничего лучше, кроме как направить лошадей к особняку. Что ж, так было даже лучше. Одиллия пересела на сиденье рядом с мужчиной, вполоборота, одной рукой удерживая за плечо, а второй зажимая рану платком, теперь она могла успокоиться и лучше разглядеть лицо незнакомца, даже бессознательным он оставался хмур, а в уголках губ собралась кровь. Брови Одиллии дрогнули, теперь, когда первый шок прошел, она могла обдумать, что делать дальше.
“Кажется, он говорил, что люди, которые его преследовали – бандиты,” – верить словам первого встречного не стоило, тем более, при таких обстоятельствах, но… В конце концов, человек перед ней был ранен, возможно, умирал, разворачивать экипаж и везти его в ближайшую больницу было большой потерей времени. Одиллия не имела привычки таскать в дом, как бездомных котят, мужчин сомнительного происхождения, но кажется, выбора не было. Брать на душу еще один грех она пока не желала.
Прибывший к особняку кэб был встречен экономкой, худощавой женщиной со строго зализанными под чепчик волосами и жесткой линией рта. Кучер панически колебался, не зная, что делать, поэтому Одиллия сама открыла дверь, вылезая из кареты на нетвердых ногах. Экономка ахнула, глядя на шатающуюся и окровавленную госпожу, и поспешила подхватить ее под локти.
– Миссис Локк, – девушка прочистила горло и полушепотом продолжила, – вызовите моего доктора, и побыстрее. Кевин, отнеси этого человека в пристройку. И вещи его тоже.
Пристройка, или же боковое крыло, находилось во внутреннем дворе, и было построено дедом Офеллии на случай, если потребуется дополнительное место для расселения гостей или слуг. Здание поддерживалось в чистоте, но использовалось редко, так как строилось в утилитарных целях, и сейчас было без надобности.
–  Н-но мисс… – начала экономка. – Если что-то случится!
– Если что-то случится, ближайшая префектура рядом. Но если вы переживаете, пусть Кевин привяжет его к кровати.
На этом раздача указаний была закончена, и слуги поспешили исполнять приказание, молодую госпожу подхватила подоспевшая горничная, и увела ее в спальню. Проходя в уборную, Одиллия остановилась у зеркала в пол. По выражению лица миссис Локк, она думала, что находится в большем беспорядке, но сильнее всего пострадали перчатки и рукава кисейной блузы, на юбке была лишь пара бурых пятен. Одиллия стянула перчатки, кровь на которых уже успела подсохнуть в неприятную корку.
– Доротея, это можно выбросить, – леди, с некоторой брезгливостью, передала горничной потерявшие презентабельный вид перчатки, и прошла наконец в ванну, чтобы смыть кровь. Опуская руки в теплую воду, Одиллия заметила, что ее пальцы подрагивают.
В спальне леди Вильерс уже ждала горничная со сменой одежды. Что же до незнакомца, теперь оставалось только ждать, что скажет прибывший доктор и считать какой размер премии она должна выписать каждому из участников сегодняшнего происшествия.

Отредактировано Odile Villiers (2020-09-29 20:15:07)

+2

4

Семейный доктор рода Вильерс, до смешного серьезный худощавый мужчина с усиками-щеточками и аккуратными очками-дольками, прибыл практически мгновенно. И тут уж любому было понятно, что его явно оторвали от какого-то важного для самого доктора дела. Впрочем, он  никогда не жаловался, да и зачем? Как-никак, ему платят немалые деньги за срочность и профессионализм, а конкуренты ехидно дышат в спину, тут иначе нельзя. Так что в любое время, в любую погоду и по любому же поводу сей ученый муж был готов броситься на вызов. И куда же доктор без своих инструментов? Вот и сейчас верный тяжелый кожаный саквояж гремел и звенел своим содержимым пока господин Тильмаранд, этот самый доктор, спешным шагом направился ко входу в поместье, где его уже ожидала суетящаяся миссис Локк:
- Господин Тильмаранд, Джейкоб, вы наконец-то прибыли! У нас…
- Да-да, я здесь, здесь. Что-то не так у юной госпожи? Головные боли? Спазмы? Более личные пробле-
- Нет, что вы! Все куда хуже! Там кровь и… Вы все увидите сами, прошу, следуйте за мной!
Джейкоб нахмурился. Хуже? Кровь? Самопроизвольное кровотечение? Хм, возможный вариант, наиболее вероятный, но это лишь симптом, а причина может быть любой. Раз его не вызвали раньше, то и причин для беспокойства скорее всего не было, так что случай явно позаковыристее. Или же леди Одиллия понесла и… Нет, нет, исключено, она химера, они стерильны. Тогда что? Отравление? Покушение? Правда, остается вариант несчастного случая, мало ли что в жизни случается…
Доктор вытер испарину со лба аккуратным белоснежным платком и едва не впечатался лбом дверь.
- З-здесь. Сюда, проходите! Прошу! Делайте, что должны, только прошу, никому ничего не рассказывайте!
- Не бойтесь, миссис Локк, мне платят не для того, чтобы я рассказывал все в ближайшей пивнушке, да и я профессионал.
Женщина нервно, но удовлетворенно кивнула и поспешно удалилась, словно за дверью поджидала толпа чудищ из какой-нибудь детской сказки.
Тильмаранд чертыхнулся, убрал платок, затем потянул дверь за красивую резную ручку.  Странное чувство овладело старым доктором, что-то между профессиональным интересом и простым человеческим любопытством. И сейчас он узнает причину столь необычного поведения.
В нос ударил запах дешевых сигарет.
Сидевший на каком-то простеньком табурете кучер, имени его Джейкоб не помнил, нервно покуривал сигаретку, то и дело поглявая в сторону кровати. На полу виднелись пятна крови, еще не успевшие ни свернуться, ни засохнуть. Заметив доктора, кучер вздохнул (выдав при этом очередной облачко дыма) и встал с табурета:
- А, милсдарь доктор, тут эта, того. Вот этот вот тип пулю поймал, а миледи наша велела его в порядок привести. Вон он тама валяется, без сознанок, на кровати-то, - извозчик кивнул в сторону кровати, - я токмо попону постелил, чтоб белье хозяйское не попачкать, ну и економка велела связать если вдруг что. Ну и эта, шоб я помог… Если вдруг что.
Доктор замялся на секунду, переваривая информацию, но затем сразу же кивнул. Его дело не задавать вопросы и не обдумывать, что и почему здесь происходит. Ему платят не за это, ему платят за результат.
Мужчина позаимствовал табурет с не терпящим возражений «позвольте-с» и водрузил на него саквояж, достал оттуда скальпель, тампоны, какие-то скляночки и тому подобные принадлежности, а затем аккуратно разложил все на тумбе около кровати.
Пациентом был молодой мужчина, явно в бессознательном состоянии. Рубаха его была пропитана кровью, но раненый все еще дышал, а значит времени терять было нельзя. Тильмаранд аккуратно вспорол рубаху и принялся рассматривать ранение.
- Пуля, скорее все пистолетная… - Джейкоб очень осторожно приподнял Анселя и, обнаружив характерное отверстие с другой стороны, довольно вздохнул, - прошла на вылет. Судя по тому, что пациент еще жив, крупные сосуды не задеты. А это значит, что можно обойтись малыми средствами…
Доктор аккуратно взял здоровенный стеклянный шприц и солидного вида ампулу.
- Что ж, начнем с коагулянтов, дальше компенсируем кровопотерю, а там немного магии и в качестве завершающего штриха было бы неплохо…

***

Спустя два часа доктор Джейкоб Тильмаранд, немного уставший, но довольный, вовсю отчитывался экономке о проделанной работе, в красках описывая характер ранения. Было видно, что старику доводилось в молодости не понаслышке быть знакомым с огнестрельными ранениями и он был рад вспомнить былое, что, впрочем, не добавляло энтузиазма самой Локк.
- В общем, кхм, этот ваш мистер Икс жить будет, но денек ему все же лучше отдохнуть, полежать. Так, на всякий случай, восстановить силы. Да, так, о чем я? А, да, помню, в одном маленьком селе, Ган-Аф, кажется, мы попали в заса-
- Господин Тильмаранд, я вас искренне благодарна и обязательно передам все госпоже Вильерс. Вот ваша оплата, а теперь прошу, нам предстоит уборка и длительный отдых, так что…
Экономка нервно улыбнулась и всучила доктору мешочек со звонким металлом.
- Да, но…
- Никаких «но», милый доктор, вы тоже устали и у вас наверняка есть свои дела, от которых мы вас оторвали.
Локк, все так же улыбаясь, мягко выпроводила доктора за двери поместья, а затем закрыла дверь на ключ. И тихо, тихо сползла на пол.
Определенно пора попросить у госпожи пару дней отдыха.
Женщина, тяжело вздохнув и проворчав что-то себе под нос, встала и направилась в спальню Одиллии.

***

- Н-ну с-с-сука…
Ансель поморщился и медленно открыл глаза.
Все в тумане и расплывалось.
Бок болел, но куда слабее.
Детектив асинхронно моргнул и попытался вспомнить произошедшее с ним накануне. Мысли, изначально разрозненные и хаотичные, быстро собирались в цельную картину мира. Так, он увел кое-какие вещички у кое-каких мерзавцев, что им очень не понравилось. Причем все пошло наперекосяк и он умудрился поймать пулю… Так, так, дальше… Дальше он убегал от них, небольшая перестрелка, горячие булки, кэб, девушка… И все.
Провал.
Зрение немного прояснилось.
Детектив лежал на кровати, это точно. И, судя по красивому орнаменту и рисункам на потолке, кровать эта находилось в доме явно небедного человека.
«Точно не в полиции. И скорее всего не у тех ублюдков… Если только они не отвезли меня куда более влиятельному человеку. Но я жив и это уже радует.»
Рука затекла.
И вторая тоже, кажется.
Бок болит.
Ансель аккуратно принялся разминать руки, а затем, когда те вновь обрели чувствительность, протер глаза и очень медленно сек, чертыхаясь от неприятных ощущений в боку.
Рядом с кроватью беззастенчиво дрых какой-то… Воспоминание вспыхнуло, словно молния.
«Ба! Да это ж тот возница, с кэба! Теперь все становится на свои места!»
Похоже, что он в доме той девушки, что сидела в кэбе. Либо же это помещение имеет к ней какое-то явное отношение, но это уже не так важно.
Важно было то, что ему нужно вернуть свое оружие и тот чемоданчик.
И сделать это как можно быстрее, пока какой-нибудь тупоголовый урод не вспомнил про то, что видел кэб. Проклятье, им ведь может хватить отмороженности устроить тут резню. И если оно случится, то случится из-за него.
А с другой стороны, что он мог поделать? Да и делать уже нечего.
Ансель аккуратно, стараясь не разбудить уснувшего, встал с кровати.
Только сейчас он понял, что остался в одних штанах, без рубахи. И поблизости ничего этого не было видно. Не страшно, конечно, но очень непривычно без плаща.
Но куда дискомфортнее было без приятной тяжести револьвера, а оного не было видно ни на столике засони-кучера, ни на прикроватной тумбе.
Что было довольно таки логично.
Делать было нечего, похоже, что придется знакомиться с владельцами сего чудесного места. И желательно не вляпаться во что-нибудь в процессе.
Беневолент на цыпочках подошел к двери и медленно открыл ее, аккуратно посматривая в приоткрывшуюся щель. Похоже, что никого.
- Придется прогуляться. Как минимум мне стоит найти у них тут уборную, а то не хочется портить красоту своими низменными физиологическими потребностями, - с легким ворчанием прошептал себе под нос Ансель.

+1

5

– Как все прошло? – спросила Одиллия, когда в спальню наконец-то вошла экономка.
По комнате распространялся успокаивающий аромат черного чая с листьями мелиссы и черной смородины, малозначительные мысли о кофе были совсем забыты. Одилия откинулась в кресле, откладывая в сторону нож для бумаги, чтобы принять чашку из рук стоящей сбоку горничной Доротеи.
– Итак, – леди сделала небольшой глоток и ожидающе выгнула бровь, глядя на миссис Локк, –  он жив?
– Да, мисс, доктор Тильмаранд недавно ушел, – миссис Локк была одной из немногих слуг в особняке, которые говорили с молодой хозяйкой не опуская глаз, – он применил магию, так что этот человек должен пойти на поправку совсем скоро.
Мисс Вильерс обвела задумчивым взглядомлежащие перед ней письма, те, что не успела открыть с утра. Просмотр оставшейся корреспонденции, как она считала, не отнимет много сил, но внимание каждый раз рассеивалось, мешая сосредоточиться на чтении. Поэтому Одиллия просто сгребла письма в одну стопку, полностью переключившись на детальный отчет миссис Локк.
“Этот доктор…” – Одиллия устало вздохнула и потерла переносицу холодными пальцами, когда экономка закончила свой рассказ. Мистер Тильмаранд был хорошим врачом, но имел свойство иметь ненужные мысли, интерес к химерам и излишнюю говорливость. Отец любил его, иногда проводил с доктором вечера за выпивкой и даже ходил с ним на охоту на уток пару раз. У них определенно были общие интересы, и Одиллии казалось, что доктор передавал всю ее медицинскую информацию ее отцу, даже если она интимного характера. Ее веки покраснели, а взгляд застыл. Наверняка в следующем его письме будет информация о неизвестном мужчине с дыркой в животе, которого Одиллия притащила с улицы. Пальцы девушки стиснули тонкую ручку фарфоровой чашечки, если бы в ее руках было хоть немного больше силы, то все присутствующие наверняка услышали бы хруст. Она всего лишь хотела быть хорошей дочерью! Идеальной, беспроблемной, приносящей графству пользу, если не браком, то хотя бы общественными связями, теперь граф может посчитать ее неблагонадежной, может даже распутной. Одиллия прикусила губу, ее голова нервно дернулась вбок, на виски легла тяжесть, предвещающая будущую боль. Только хорошее воспитание остановило ее от того, чтобы запустить чашку в стену.
– Миссис Локк, доктор наверняка не успел отойти далеко, верните его обратно. Скажите… – взгляд Одилли потемнел, – что у меня случился приступ мигрени. От нервов.
Экономка смирила свою госпожу недоверчивым взглядом, леди Вильерс выглядела уставшей и удрученной, но явно не в мигрени. Однако миссис Локк не стала возражать, лишь коротко поклонилась и поспешила выполнять поручение. Одиллия отставила свой чай и, потирая голову, устало опустилась на постель, притворяясь больной. К счастью, ее перманентный слегка болезненный вид усилился от общей усталости, так что Одиллии не нужно было много сил, чтобы притвориться больной.
Когда запыхавшийся доктор вошел, Одиллия взмахом слабой бледной руки отправила горничных прочь из спальни. Не дав раздражающему потоку словесного недержания вылиться наружу из уст доктора Тильмаранда, Одиллия приподнялась на локтях и тихо запела. Ее голос был тихим и нежным, но этого было достаточно, чтобы доктор попал под влияние, но при этом слуги за дверью не услышали ничего подозрительного. Одиллия с каким-то извращенным удовольствием наблюдала, как стекленеет взгляд мистера Тильмаранда. Леди Вильерс не часто использовала свою магию, поэтому каждый раз был особенным.
– Вы прибыли сюда потому, что меня ударила сильная мигрень после приезда с утреннего визита, – мягким голосом с легкой улыбкой на лице произнесла она, глядя на доктора. – Вы осмотрели меня, и решили, что это недомогание от частых проблем со сном. Вы не видели ничего необычного сегодня в моем доме. И не встречали в нем никаких незнакомых людей. А теперь дайте мне мои таблетки.
Движения доктора были прерывистыми и слегка заторможенными, словно невидимый кукольник дергал за ниточки. мистер Тильмаранд открыл свой драгоценный чемоданчик и вытянул оттуда несколько бутылочек из темного стекла. Отсчитав нужное количество выпавших на ладонь горошин, доктор завернул их в бумагу и передал Одиллии. Она прекрасно знала что это за лекарство и как его применять, так что объяснений от доктора не потребовалось.
– А теперь вас ждут безотлагательные дела, и вам нужно торопиться. Всего хорошего, доктор Тильмаранд, – все с той же улыбкой Одиллия помахала ему рукой в знак прощания.
Доктор встряхнул головой, смаргивая наваждение, и посмотрел на часы, удивленно вскидывая брови.
– Ох, моя леди, сожалею, что не могу остаться дольше, – доктор вскочил, судорожно разглаживая складки пиджака и, явно второпях застегивая чемоданчик. – Ну-с. Отдыхайте, принимайте лекарства, раньше ложитесь спать, все с вами в порядке. Я вас покидаю. Дела, дела, мы, доктора, люди занятые. До свидания, мисс Вильерс.
– Удачной вам дороги, доктор, – Одиллия изобразила слабую улыбку на бескровном лице, и опустилась обратно на подушки, когда доктор скрылся за дверью.
– Хаа… – девушка устало спрятала глаза в сгибе локтя.
***
Когда Одиллия проснулась, было уже далеко за полночь, ее разбудил сквозняк, забравшийся змейкой под одеяло и заморозивший ноги. Видимо, одна из горничных оставила окно открытым, чтобы больной леди легче дышалось, и в какой-то момент особенно сильный порыв ветра широко распахнул его. Одиллия поежилась и медленно встала с кровати, накинув на себя темно-фиолетовое чайное платье, что лежало на стуле рядом. Подойдя к окну, она быстро закрыла его, но с возвращением в постель помедлила, сложив руки на подоконнике и оставшись наблюдать ночной вид на внутренний двор с садом. От сна почти не осталось и следа. За окном не было ничего примечательного, сад был симпатичен, даже в темное время суток, высажен и подстрижен по последним тенденциям столичного садового искусства, но уже настолько привычен, что совершенно не пробуждал никаких эмоций. К чему взгляд действительно стремился, так это к темным окнам бокового крыла, которые были видны под углом. Одиллия совершенно не знала что будет делать, когда раненый мужчина очнется. Мисс Вильерс намеревалась поговорить с ним и решить, доложить о нем в префектуру или просто отпустить, в зависимости от его слов. Но как она поймет что правда, а что ложь? Можно зачаровать его, как она поступила с доктором, но слуги вряд ли оставят ее наедине с ним. Тогда придется применять магию и на слугах, чего Одиллия старалась избегать. Одиллия нахмурилась, постукивая по подоконнику кончиками пальцев.
В этот момент в окнах пристройки мелькнул силуэт, в какой-то момент свет от луны попал прямо на него, давая девушке шанс рассмотреть его, пусть и не вполне четко. Рука Одиллии дрогнула и замерла, это определенно была не горничная, и не кучер.
– Серьезно?! – прошептала она, приложив прохладную ладонь ко лбу.
“Этот бестолковый Кевин! Это ведь такое простое указание! Просто привязать незнакомого, и потенциально опасного человека, чтобы тот не бродил где не следует! Если бы не его мать, он бы давно лишился этой работы.” – Одиллия сделала несколько глубоких вдохов, чтобы успокоиться, на ее ладонях остались темные красные полумесяцы от того, насколько сильно были сжаты ее кулаки.
– Все приходится делать самой… – устало пробормотала она.
Одиллия оторвалась от окна и пошла прочь из спальни, на ходу прихватив молоток для крокета, так, на всякий случай. Бесшумно прикрыв дверь, она отправилась в сторону бокового крыла.

+1

6

Вполне логично, что его оружие у него отобрали, как и чемодан с информацией. И наверняка положили в какое-нибудь надежное место хранения. А этим местом могло быть… Черт, да что угодно! Сейф? Какой-нибудь выдвижной шкафчик личного стола владельца сего строения? А может оно пылится где-то среди вполне себе обыденных вещей, где никто не станет искать? Поиски обещали затянуться и одному справиться тут будет таки сложновато.
- А вообще, чего это я переживаю? Я что, вор какой-то или что? И вообще, если уж так думать, то это меня похитили.
Рука детектива скользнула в карман штанов.
- Холера, даже сигареты и те вытащили. Что ж за жестокие люди тут живут-то?
Спустя минут 10 быстрых поисков выяснилось, что это помещение суть есть летняя кухня или гостевая. Или, как оно там у богатеев-то? Как и нашелся выход наружу, к приятной ночной прохладе.
Дверь тихо открылась и закрылась, ни единого скрипа. Похоже, что за вещами тут ухаживают и ухаживают хорошо, явно профессионалы своего дела.
Луна мягко освещала внутренний двор, если его можно было так назвать. Детектив не был силен во всех этих вычурных названиях архитектурных, по его мнению, излишеств. Но зато он вполне заметил аккуратную живую изгородь и клумбы с цветами.
- Точно, раз уж такое дело, то надо, кхм, прислушаться к зову природы.
А между тем Ансель внимательно осматривал внушительного вида особняк, что своим видом в темноте одновременно и давил на него, маленького детектива, и манил своими тайнами. Часть окон были приоткрыта, другая — открыты настежь, при желании можно было бы залезть через них, нужно было только как-то взобраться на уровень примерно третьего этажа. Интересно какие тайны могут скрывать его обитатели? Впрочем, стоило пока начать с чемоданчика и пистолета. И плаща. Без плаща - никуда!
Закончив свои дела, Беневолент сорвал пару листиков и ради приличия растер ими руки. Резко запахло чем-то цитрусовым.
- О, похоже, лимонница, мусье знает толк-с…
Впрочем, обсудить вкусы владельца он еще успеет, а пока было бы неплохо забрать свои вещи. Одному это будет долго, да и как-то шариться по чужим комнатам и вещам будет как-то не очень, особенно с учетом того, что его спасли. Ну, как спасли? Не пристрелили и вроде заштопали, хоть бок, собака такая, все еще неприятно саднил.
Так или иначе, но пора знакомиться с обитателями сего особняка. Будь спящего паренька не хотелось, кому будет приятно, если его разбудит какой-то незнакомый мужчина?
- Остается надеяться, что у них там ночью дежурит какой-нибудь дворецкий. Или горничная. Лучше уж горничная, а еще лучше — если симпатичная горничная.
С этими словами детектив неспешно направился к особняку, а конкретно к дверям, которые больше всего походили на вход. Или выход, тут уж с какой стороны смотреть.
Но едва Ансель захотел потянуть ручку на себя, как дверь распахнулась, больно ударив по руке. Похоже, что кому-то тоже не спалось в эту прекрасную безоблачную ночь.

+1


Вы здесь » Sintior: gears and wonders » Личные эпизоды » 14.06.524 | the man of justice


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно