Sintior: gears and wonders

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sintior: gears and wonders » Изнанка мироздания » Горят огни холодного Самайна


Горят огни холодного Самайна

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

https://forumuploads.ru/uploads/001a/cc/90/61/261884.jpg

Самайн — отчасти религиозный, отчасти суеверный праздник, который чтят все народы Архипелага, и который позволяет провести празничный вечер в легкомысленных развлечениях. Однако для тех, кто разбирается в старых традициях, это гораздо более жуткая ночь. Канун Самайна представляет собой время года, когда планы существования сливаются воедино, выпуская наружу сокрытое в тенях. Всевозможная чуждая магия начинает просачиваться между барьерами, которые обычно разделяют наш мир и его изнанку. Этой ночью поднимается холодный туман. Будьте осторожны, чтобы не сбиться с пути, о младые.

Городок Равенлофт готовится к празднованию Самайна. Это будет, как водится, масштабное мероприятие со множеством украшений в виде тыкв, бумажных летучих мышей и искусственной паутины, — обычные безобидные весёлые ужасы. Люди готовят угощения и небольшие приношения для алтарей, готовят праздничные костюмы и платья, дети же бегают по улицам в поисках мишеней поудачнее для шуток, розыгрышей и шалостей — такая ночь. Говорят, в эту ночь преграда между миром живых и мёртвых истончается до прозрачности, для того и нужны эти маскарадные костюмы: если переодеться в чудовище, то чудовища не утащат тебя в иной мир.

Праздник вот-вот начнётся, так почему бы не отвлечься от рутины и не посвятить этот вечер весёлому и жутковатому карнавалу?

Эпизод открытый, вход свободный, количество участников неограничено! Можно быть в костюмах, можно без, но помните, что монстры следят сквозь дыры в ткани мироздания!

+5

2

Городок этот был необычный. Горчица привык, что все обращали на него внимание, куда бы он ни пришел. Что ж удивительного, древанов на свете мало, а Король Сказок, может, и вовсе один! Но тут он будто превратился в невидимку - и понятно, почему!
“Ого, - думал про себя Горчица, таращась на жителей города. - Какие они… странные!”
Мимо него, неся в охапке гирлянду из оранжевых фонариков, протопал орк в шубе мехом наружу и рогатой шапке. На другой стороне улочки стояли, болтая и хихикая, две девушки-эльфийки в масках из бересты. Пронеслись рядом, хохоча, малыши с одинаковых черных колпачках с бубенцами. А потом Горчица будто бы увидел древана: встрепенулся, побежал следом, окликнул. Но нет, просто невысокий человек в маске из дубовых листьев.
“Вот они думают, что я тоже поддельный, - решил Горчица и даже обиделся. - Лицо измазал зеленой глиной, вместо волос пакля, вьюнков на одежду нацепил... Ну ничего, вы увидите! Я такое покажу!”
Что такого показать, он на самом деле не знал, поэтому снял с макушки ивовую корону и принялся думать, вертя ее в пальцах. Корона уютно похрустывала между ладонями. Горчица бросил на нее взгляд, и вдруг его осенило.
“Шапка! - радостно подумал он. - Вот это дело! Шапку такую сплету, которой ни у кого нет! Чудесную! Выше меня ростом! И все сразу меня заметят!”

Едва решив что-то, Горчица всегда переходил к делу - так случилось и в этот раз. Он заметался, закрутился, перебежал улицу, юркнул в какой-то глухой переулок и скакнул через садовую ограду прямо в сухой малинник. Гибкие ветки приняли его бережно, не оцарапали.
- Никто за тобой не ухаживает, малинка, - забормотал Горчица. Сел между кустов и начал осторожно отламывать сухие ветви от здоровой поросли.
- Сейчас я… Корни почищу, и укорочу, и к земле пригну, а то зимой промерзнешь… А сушняк я на шапку пущу, такая будет шапка!
За пятнадцать минут Горчица умудрился почистить и подготовить к зиме весь малиновый сад, а заодно создать с помощью грюна жуткий головной убор. Основой для него послужила корона из ракиты, а материалом - сухие ветки малины. Закончив работу, мальчик встал, довольно вздохнул и воздел шапку к небу. Высотой она была ему по пояс и походила на связанную из прутьев куклу без ног, зато с нелепыми тонкими ручками.
- Я назову тебя Плетеным Человечком! - объявил Горчица, торжественно надевая шапку. - Потому что ты… плетеная и на человека похожа! Хотя и на древана, но я сам древан! Пусть лучше Человечек, так веселее!
- А ты что это в моем саду делаешь, шпана?! - завопил кто-то за спиной Горчицы. - И что с моим садом?.. А ну, стой!

Ойкнув, Горчица прижал Плетеного Человечка к голове и одним махом перелетел через ограду. А потом побежал куда глаза глядят: мимо прохожих, палисадников за невысокими заборами и каменных домов. Остановился он, наконец, едва не влетев в стайку ребят, которые неслись ему навстречу. Затормозить все успели в последнюю секунду - и теперь стояли, сопя и поглядывая друга на друга.
- Привет, здорово, как дела? - подбоченясь, затрещал Горчица, который в моменты волнения начинал говорить еще больше обычного. - А вы чего, местные? А я нет! Меня Горчицей зовут, кстати, а это Плетеный Человечек, вот. Моя шапка, здоровенная, да? А я Горчица. А говорят, что у вас в Равенлофте страшных историй много знают, ну? А я их люблю страшно! Страшные истории! А вы расскажете? И я расскажу, я много знаю! Я, кстати, Горчица, вот!

+4

3

— Ну и знаем! — воинственно заявил самый младший.
— Ну и не знаешь ты ничего, — ответил ему самый старший.

— А у нас в Равенлофте одного лалафеля расстреляли, — одал голос невысокий эльфёнок, — так он потом в газете свои ощущения опубликовал.
— И как он опубликовал, если его расстреляли?
— Ну его понарошку расстреляли, чтобы он рассказал, как это, когда расстреливают...

— А у моего отчима сестра, то есть, получается тётка, но не родная, потому что она сестра отчима, а он ненастоящий папа, а просто муж мамы, то есть своей жены, которая мне мама, а ему жена, в общем, у неё, у сестры, значит, отчима ковёр из Крестоуна, она там купила на рынке около Свалки задёшево. Так по ночам он зелёным светится, а на нём портрет Его Императорского Величества проявляется. Такие у них в столице традиции!

— А у нас под мостом видели виндара с хвостом!
— А из нашего окна площадь целая видна!
— А из нашего окошка только улица немножко!

— Ох и развели галдёж, — вздохнул старший. — Давай так, гражданин товарищ Горчица. Ты нам расскажи историю страшную, а мы тебе секрет откроем. Только смотри, чтобы страшная-престрашная, страшнее даже чем про чёрную руку.
Младший пискнул.
— Вот чтоб вот так! — добавил старший, показывая на него.
Остальные дети дружно закивали.

+4

4

[nick]Ищущий[/nick][status]~[/status][icon]https://pbs.twimg.com/profile_images/1208058505720205312/3ngIZkoJ_400x400.jpg[/icon]

Музыкальное сопровождение...

Грезы стремительно завладевают некогда разгоряченным, а теперь остывающим и изможденным телом, затмевая непонятными, немыслимыми видениями остатки рассудка. Мысли, переживания, чувства – все это уходит в незыблемые дали, оставляя подсознание наедине со своими страхами, позволяя заглянуть своему владельцу в отрешенные уголки своих собственных размышлений и догадок, порождая все новые вопросы, перерастающее и изменяющееся, движущиеся бесконечным потоком живой рудиментарной массы – они не оставляют сознанию ни шанса на свое законное место. Через какое-то время, клубящийся туманный занавес все же отползает немного назад, освобождая пространство осознанию.
*Я…*
Оно не похоже на сон, оно не похоже на наркотический приход или подобное состояние, вызванное гипнозом. Тело не совершает никого отклика на сигналы сознания, ноги не чувствуются вообще, о их наличии свидетельствует только некое состояние движения и гулкий звук шагов.
*Не могу пошевелиться…*
Зрению ничего не препятствовало, но тем не менее, складывалось впечатление опущенных век. Некоторое усилие помогло немного рассеять пелену на глазах, открывая собой настоящее буйство цветов и оттенков, которые почти мгновенно сложились в относительно нейтральный пейзаж ночного небосвода. Теплые огни декоративных фонарей колыхаются, когда фигура в мантии проходит мимо них. Несколько диковинных чудищ протопали мимо, обсуждая какую-то загадочную историю наиболее красочными выражениями, оправдывая необходимость ярких подробностей и отступлений.
*Что это?...*
Мысли в голове не могли собраться в цепочку, разрушаясь всякий раз, когда появлялся новый объект раздумий. Ноги самостоятельно несли тело по определенному маршруту, периодичность шаркающих шагов свидетельствовала о достаточно спешном темпе ходьбы.
*Куда?... Здесь?...*
Сомнамбулическое путешествие по неизвестному городу продолжалось без ясной цели или задачи, что совсем не волновало идущего. Перед взглядом раскинулась узкая улочка, судя по всему, здесь происходил некий праздник, а Ищущий на нем являлся званным гостем или даже важной персоной. Ищущий – так он назвал себя сам, дав себе прозвище, имя и фамилию одним словом. К Ищущему он не испытывал каких-нибудь чувств, видя в нем бездумное существо, следующее одной бессмысленной цели.
*Мне сюда…*
Местная обстановка напоминала подобие странного акта поклонения или масштабный обряд, в котором принимает участие большое количество разнообразных существ одновременно, собираясь и действуя подобно Ищущему, преследую только одну цель, переплетая свои желания с желаниями друг друга.
*Не могу больше!...*
Тело влетело в зеленоватое длинноволосое существо, которое подобно другим рассказывало толпе еще меньших существ какое-то сказание, активно жестикулирую руками. Ноги запутались, взгляд устремился сначала вниз, потом опять вверх. Перед глазами опять поплыло, раздался высокий скулящий голосок.
- Б-больноо!... Мнееее!...
На каменную брусчатку начали обильно падать слезы, совсем тонкие запястья потянулись под капюшон мантии, загораживая собой последний просвет зрения.
*Это я?!*

Отредактировано Edward Sargent (2020-11-01 22:57:54)

+3

5

- За секрет расскажу такое-растакое, ага! - воскликнул Горчица, подпрыгивая на месте от нетерпения. - Ужасную сказку, жуткую прямо! У вас мурашки по жилам застынут! Только посреди улицы рассказывать не получится, место нужно! Чтоб все сели, присмирели! Развесили уши, стали бы слушать! Пойдем место искать!
И Горчица, по-начальнически махнув рукой, повел новых знакомых по незнакомому городу. Чем меньше он понимал, что происходит, тем увереннее себя вел. Иногда это выходило ему боком, но чаще мироздание уступало его суматошному напору и начинало подыгрывать.
- Мне эту сказку рассказал говорящий камень в Слаггбурге! - молол чепуху Горчица, бодро шлепая по мостовой босыми пятками. - А тот ее услышал от злого колдуна, который его в камень и превратил! А колдун ее вычитал из черных запретных книг! А откуда она там взялась - не знает никто! Говорят, эти книги сами себя написали! Не зря они черные и запретные! О, смотрите, отличное место какое! Давайте сюда! Вы садитесь! И я начну тогда!
“Отличным местом” оказался заросший бурьяном тупичок, в котором стоял продавленный диван без ножек и несколько деревянных стульев. На одной из стен висел фонарь, разгонявший светом синие, прозрачно-тающие сумерки. Дождавшись, пока новые друзья рассядутся, Горчица встал под фонарем и снял с головы шляпу. Свет тут же запутался в его длинных волосах, и над лохматой макушкой воссиял золотой нимб.

- Было это в месте, которое зовут Божковым Болотом, - замогильным голосом начал Горчица. - Жили в нем люди, потому что земля там была богатая, много урожая давала. Днем люди работали, а рано вечером ложились спать, крепко-накрепко закрыв двери и ставни. И говорили детям: “Крепко спите, не шумите, не кричите! А то придет бог и украдет вашу жизнь”. Но однажды дети не послушались…
Выдержав паузу, Горчица присел, поставил Плетеного Человечка на камни перед собой. Потом поднялся, выпрямился, развел руки в стороны. Волосы его блестели в фонарном свете бледным золотом, на лице лежала тень. Перед ребятами стоял не смешливый паренек с зеленой кожей, нет. То был посланник из мира духов и привидений.
- Как-то ночью, в полнолуние, дети тайком выбрались из домов и собрались в заброшенной землянке. Они играли, пели и много смеялись. Один мальчик-сиротка уговаривал друзей быть тише. “Нельзя ночью шуметь, - умолял он, - а то бог придет и убьет нас!” Но дети не слушались и еще громче смеялись.
Голос Горчицы был холоден и пронзителен, как ноябрьский ветер.
- Вдруг сиротка услышал далекий шум и выглянул за дверь. Он посмотрел на дорогу и ничего не увидел. Он посмотрел на лес, но и там ничего не было. Тогда он посмотрел на небо. И тогда… он увидел… бога.

Пальцы Горчицы скрючились, и он повел ими в воздухе, будто медведь - когтями.
- Бог был такой огромный, что возвышался над лесом, над самыми высокими соснами. Глаза его горели, как два костра. Сиротка услышал хруст и треск кустарника, который бог вдавливал в землю огромными ступнями. Он шел по лесу, приближаясь к детям. От шагов его тряслась и шаталась земля. Бом... Бом... Бом...
На диване кто-то всхлипнул.
- Сиротка снова стал просить детей. “К нам идет бог, - говорил он. - Я слышу его шаги!” Но дети только смеялись. “Это гром! - говорили они. - Где-то далеко идет гроза, нам нечего бояться!” Тогда сиротка вновь выглянул наружу. И услышал песню, которую пел бог.
Голос Горчицы стал низким, рыкающим, скрипучим.
- Я не добрый и не злой… Я не свой и не чужой… Все, кто были... Все, кто будут... Станут мной… Мной… Мной!
Горчица поднял подбородок, из-под косматой челки сверкнули желтые волчьи глаза.
- Сиротка закрыл дверь и взмолился в третий раз: “Тише, тише, бог все ближе, и он поет!” Но дети только потешались над ним. “Это воет ветер в трубе, - говорили они. - Просто ветер!” Шаги грохотали все ближе. Песня звучала все громче. Наконец землянка затряслась - это бог обхватил ее огромными ладонями!
Горчица неожиданно присел и схватил руками Плетеного Человечка. Тот жалобно хрустнул.

- Бог стал искать вход, но не нашел. Тогда он потянул в себя воздух, и двери распахнулись. Бог взглянул в землянку, и дети сразу умерли - кто смеялся, тот и остался с открытым ртом, кто прыгал - так и застыл на одной ноге. Только сиротка спрятался в подпол и остался жив. И как бог его ни искал, найти не мог. “Выходи же! - сказал наконец бог. - Я знаю, что ты здесь! Разве ты не хочешь меня увидеть?” Его голос был ласковым, но лживым, и сиротка молчал. Тогда бог произнес: “Ладно, раз ты так любишь прятки, поиграем в них - хочешь? Прячься хорошо, если я тебя найду - убью, а если ты меня найдешь - тоже убьешь! И тогда твои друзья оживут”.
Горчица медленно поднялся и взглянул на своих слушателей.
- Сиротка согласился. Он вышел из подпола, закрыл глаза и стал считать до десяти. А бог скользнул в землянку, словно огромная тень, и спрятался в устье печи. Сиротка быстро нашел его, потому что увидел, как внутри печки открылся огромный глаз - и тут же захлопнулся. Второй раз бог спрятался за ставнями. Но сиротка увидел, что ставни ходят взад-вперед. Как будто от порывов ветра - или дыхания кого-то огромного…
Юный сказочник с шипением втянул воздух сквозь зубы и медленно выдохнул.

- В третий раз бог спрятался в дверной щели. Но и тут сиротка нашел его. Он увидел, как по полу пробежал таракан - и как из-под двери вытянулся огромный язык и слизнул его!
Горчица надул губы и издал жуткий хлюпающий звук.
- Настала очередь сиротки прятаться. Бог закрыл глаза, стал считать до десяти, а сиротка забрался по его косматой шерсти и спрятался за ухом. И не смог бог отыскать его. Во второй раз бог старательно хлопал ушами, но без толку, ведь сиротка спрятался в его ноздре. И в третий раз не нашел его бог, как ни шевелил ухом, как ни копался пальцем в ноздрях. Ведь сиротка спрятался в кисточке его хвоста!
Ребята слушали Горчицу, прилипнув друг к другу, ни живы ни мертвы.
- Сказал тогда бог: “Ты победил меня, мальчик. Раз так, убивай!” И протянул сиротке огромный нож. Обхватил его сиротка руками, а поднять не может. Тогда бог злобно захохотал: “Ха-ха-ха, ха-ха-ха!” Взял бог этот нож огромной рукой и вонзил самому себе в сердце!

Разразившись жутким смехом, Горчица ударил себя кулаком в грудь.
- Бог упал, и земля содрогнулась! Дети ожили, и сиротка закричал им: “Бежим, бежим отсюда!” Они открыли дверь землянки и побежали по ночному полю, под полной луной и яркими звездами! И сиротке казалось, что в шепоте трав, в шелесте листьев, в вое ветра он слышит… песню.
Горчица жутко улыбнулся. И запел противным скрипучим голосом.
- Я не мертвый, а живой… Все равно ты мой, ты мой… Все, кто были... Все, кто будут... Станут мной… Мной! Мной! Ха-ха-ха, ха-ха-ха!
И в этот момент что-то бесформенное, непонятное вынырнуло из темноты и врезалось в Горчицу, повалив его на землю. Тупичок наполнился криками ужаса. Орал старший, пищал младший, тонко вопил эльфенок; верещал Горчица, барахтаясь и суча ногами. Перевернувшись и вскочив, юный древан прыгнул к остальным ребятам и вместе с ними спрятался за диваном. На мостовой остались Плетеный Человечек и странное, закутанное в тряпье создание. Стонущее, хнычущее, пытающееся подняться. Жалующееся, что ему больно.

Этого Горчица вытерпеть не смог. Преодолев страх, он показал нос из-за спинки дивана и уставился на неведомое существо.
- Вы кто, вы чего? - забормотал он дрожащим голосом. - Вы что тут делаете? Вы на нас не нападете? Вам точно больно, вам помочь?

Отредактировано Mustardseed (2020-11-01 23:04:35)

+4

6

Переполох немного стих, всё кое-как успокоилось, только и слышно было, что плач фигуры в капюшоне.

— Хорошая история, — одобрил старший, высунувшись из-за диванной баррикады. — И спецэффекты отличные. Признавайся, Горчица, ты подпустил сюда духа?
— Он, а то кто же, история же хорошая.
— А вам не кажется, что кто-то выбросил почти новый диван?..
— Ша! — рассердился старший. — Идите теперь, спасайте духа, ему тут, наверное, очень непривычно, потому что вокруг кислород, фотосинтез, магнетизм и корпускулярно-волновой дуализм, и никакого тебе мира мёртвых. Вас бы засунуть в мир мёртвых без кислорода и конфет, каково бы пришлось?

Эльфёнок поднялся, поправил одежду и подошёл к стенающему духу. Осторожно погладил капюшон привиденьица и наклеил на него пластырь с нарисованной на нём собачкой.

— Привидёнок не болей, — сказал он, для убедительности став на цыпочки.
— И не надо плакать, стонать и ныть, не та ночь, — старший потряс котомкой с конфетами.
— Я часто ною, — признался младший.
— Щедрые люди не ноют, кстати, — заметил старший.
— Ноют исключительно жадные люди, — заныл младший.
— Ной заразителен, — хныкнул старший.
— Жадины с котомкой своих закрысеных конфет сидят и ноют, — всхлипнул младший.
— Нытьё – это страх потерять, — подтвердил старший.
— Человек ноет, чтобы все вокруг ныли, — сказал младший.
— Ему и помощь не нужна, кстати, — добавил старший.
— Ему надо, чтобы ныли все рядом, —  отметил младший.
— Когда все ноют, то не до конфет в котомке, — заключил старший.
— Трудно отбирать конфеты и ныть одновременно, — кивнул младший.
— Поэтому все должны ныть, — сказали они хором.

— А эльфы во время сезонных кочёвок считают нытьё заразной болезнью, — добавил эльфёнок. — Лечат подручными средствами. Заставляют плясать.
Дети недобро осклабились.

— Так что, господин дядя привиденька, извольте сплясать! — повелел младший. — Или поделитесь конфетами. У вас есть, в эту ночь у всех есть! И тогда возьмём вас в экспедицию, там привидения нелишние!

— Ну ты, скорый, — осадил его старший. — Они ж про экспедицию не знают.
Эльфёнок поднял руку.
— Я, я объясню. Веточка хорошую историю рассказал, так что он с нами, допуск я ему разрешаю и конфеты с него не нужны, а привидение и так знает, потому что ну а как? Короче, в лесу тут неподалёку есть полянка, а на ней стоит шесть деревьев, больших-больших! И стоят они кругом, специально как будто, на каждом номерок нарисован от одного до шести, и ночью там двери видно, только открыть мы их не можем. Да и, честно говоря, страшновато.
— Мне нет! — испуганно пискнул младший.
— Ну а мне уже тридцать пять, на мне семья и кредиты, мне вот, например, страшновато! — эльфёнок нахмурил светлые брови. — Так или иначе, сегодня пробуем разгадать тайну этих шести деревьев и дверей на них! Нас вот трое, Веточка ещё и привидение как проводник! В мир мёртвых!
— Или заложник, — мило улыбнулся младший.

— Если не спляшет или конфет не даст, не возьму, — отрезал старший. — Будет с него и пластыря, я командир, я сказал.

+4

7

[nick]Ищущий[/nick][status]~[/status][icon]https://pbs.twimg.com/profile_images/1208058505720205312/3ngIZkoJ_400x400.jpg[/icon]

...

*Больно… обидно…*
Тело, замотанное в тряпье, дернулось, когда самый младший член команды «слушателей сказок» дотронулся до капюшона. Ищущий выпрямился во весь свой невыдающийся рост, став где-то на уровне детей. Под капюшоном мелькнул сначала один глаз, затем второй. Черты лицо незваного гостя оказалось невозможно разглядеть в такой темноте, если они вообще присутствовали. Из под складок на рукавах мантии показались мертвенно-бледные и тонкие ручонки, со сбитыми, вымазанными какой-то гадостью, ногтями на длинных скрюченных пальцах. Из левой ладони торчал, отражая свет фонарей, осколок стекла. По запястью медленно стекали капельки темной крови, падая и разбиваясь о каменную брусчатку переулка. Ищущий потянул руку к лицу, раздался скрежет зубов о что-то твердое. Через мгновение, существо уже вертело вырванный осколок в пальцах, наблюдая блеск. Ищущий не проявлял никого интереса к словам тех, кого застал врасплох, он даже не поднимал на них взгляд, до того момента, как кто-то из детей не упомянул конфеты.
- К-конфеты?...
Голосок теперь казался еще более высоким, даже девичьим.  Мысли о конфетах и сладостях заполонили все воображение, в памяти стали всплывать диковинные незнакомые моменты и события, они казались чужеродными, будто бы были взяты у кого-то совсем иного, чем сам Ищущий.
*Это не Я помню, это Он помнит их…*
Образы в голове Ищущего передавались в голову Следующего, сливаясь в единый канал мыслей, образовывая неразрывную связь между ними. И Ищущий и Следующий теперь смотрели глазами существа, взгляд которого был прикован к котомке со сладостями. Воображение само додумывало то что было скрыто от восприятия, рисуя разноцветные обертки сквозь ткань мешка, вызывая соблазн завладеть ношей детей. Но Ищущий не спешил, он медленно передвигал ноги существа так, чтобы не вызвать лишнего опасения у компании, окружившей его. Босые пятки легко ступали по камням, оставляя на них грязные отпечатки. Сделав несколько шагов, существо остановилось примерно в метре от лидера детей, полностью игнорирую остальных присутствующих.
*Схватить и бежать?...*
Тоненькое предплечье подалось вперед, рука остановилась ладонью кверху. Капюшон при этом опустился вниз вместе с головой существа. Из под тряпья опять послышался совсем тонкий скулеж, напоминая писклявого щенка.
- Можно Нам конфет?... Нам ОЧЕНЬ хочется! – Последнее было сказано с настойчивым требованием, существо явно собиралось отстаивать свою позицию, даже в случаи резкого отказа. В воздухе повисла тишина, дети о чем-то зашептались. Существо опять дернуло рукой с раскрытой ладонью.
- Дай! Сейчас!
Ноги Ищущего нетерпеливо застучали о брусчатку, между тряпьем несколько раз мелькнули ободранные колени такого же бледного цвета, как и кожа на кистях рук существа. Колени дрожали…
*Страшно… Мне?...*

+2

8

Горчица радостно слушал болтовню новых друзей и не перебивал даже, только улыбался все шире и шире. “Во они бойкие! - думал он зачарованно. - Как болтают, будто мысли один у другого читают! И привидения не забоялись! И поляна волшебная, и двери в деревьях, с ними не пропадешь! Вот это у нас приключение случится!” Молчать ему, правда, было трудно, поэтому когда эльфенок умолк ненадолго, Горчица открыл было рот, чтобы вставить словечко. И увидел вдруг, как маленькое существо, закутанное в тряпки, достает из ладони осколок стекла.
- Раненый! - завопил Горчица. В два шага подскочил к раненому, схватил его за руку, отобрал осколок. Сорвал с побега на плече листик, отжевал от него кусок, прилепил жеваное к ранке и заклеил остатками листа. Тот прилип накрепко, не хуже пластыря с собачкой.
- Пощиплет и заживет, а ты терпи! - сурово сказал Горчица. - Ты дурак раниться, что ли? У тебя еще ранки есть? Что болит? Ребят, ну глядите, он же раненый! И чудной какой-то! Не понимает нас совсем! Нельзя его бросать, а то бросим, и он пропадет!
Как бы в подтверждение своих слов Горчица обнял создание в капюшоне за плечо и притиснул к своем боку. На лице мальчика светилось благородное желание помогать всем страдальцам. А что под капюшоном скрыт страдалец - в этом Горчица не сомневался.
- Вдруг он из дома сбежал или головой ушибся? - горячо продолжил Горчица. - И вон как к конфетам тянется, голодный, небось! Надо кормить! Давайте до леса дойдем, я всех ягодами угощу! Как угощу! Где брусника растет, и костяника, и облепиха с бузиной - я все найду! Травы с кустами под землей корешками цепляются, все друг про друга знают! Я их поспрашиваю и накормлю всех! Вместо конфет, а? А то у Капюшона этого конфет нету, а то не просил бы!
И Горчица снова тиснул Капюшона, прижав его к себе.
- А вас как зовут, кстати? А то мы познакомились, но не до конца, а ведь до конца надо! Я Горчица, только у вас Веточка, ну и ладно, тоже хорошо! А это Капюшон будет! А вы кто?

Отредактировано Mustardseed (2020-11-05 23:19:55)

+3


Вы здесь » Sintior: gears and wonders » Изнанка мироздания » Горят огни холодного Самайна


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно