https://forumstatic.ru/files/001a/cc/90/76603.css https://forumstatic.ru/files/001a/bd/39/67352.css

Sintior: gears and wonders

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sintior: gears and wonders » Великий архив » The Way You Look At Me


The Way You Look At Me

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

смутный вечер, переходящий в ночь
какой-то безликий бар на окраине тихого города

http://forumfiles.ru/uploads/001a/cc/90/5/23211.gif
та, к которой прикованы абсолютно все взгляды & тот, чей взгляд едва ль заметен среди тьмы
[посторонним вход воспрещён]

ПРЕАМБУЛА

Всякое случается после захода солнца, особенно если речь идёт о пятничном баре.
Говорят, там многое можно увидеть... разумеется, если внимательно смотреть.
Не моргай, а то пропустишь всё — местная сказка длится весьма недолго.

[nick]bartender[/nick][status]iced double[/status][icon]http://forumfiles.ru/uploads/001a/cc/90/5/823298.gif[/icon]

Отредактировано Raemes (2020-06-05 20:35:19)

0

2

—  Ваш заказ, сэр.
К клиентам не обязательно так обращаться, да и не то чтобы объявлять подачу напитка нужно в принципе, обычно звук, с каким стакан опускается на деревянную поверхность барной стойки и так достаточно красноречив, но почему-то захотелось. Возможно потому, что сидящий по ту сторону человек сейчас являлся в каком-то смысле собеседником, хоть бармен и скорее слушал, нежели вносил какой-то непосильный вклад в диалог, но, если быть честным… просто так хотелось. Любовь к работе в совокупности с образом посетителя, наверное, эта формулировка правильней.

Глаза изучающе бегают по фигуре, что сидит напротив и продолжает самозабвенно вещать свою историю. Говорящий даже не отвлёкся на то чтобы ответить непосредственно, видно, не захотел прерывать свой же рассказ, разве что кивнул учтиво, на миг прикрыв глаза и приняв стакан с капучино. Не отпил, но обхватил одной рукой, притягивая ближе, будто бы в помещении холодно и ему охота согреться. Взгляд бармена очертил силуэт собеседника, от блондинистой макушки и до чуть отставленной другой ладони, в которой вместо сосуда покоится сигарета. Подобная работа учит быть внимательным по отношению к каждому —  пусть это и не обязательство, но определённая грань профессионализма, по крайней мере так искренне считал он сам. Если задуматься, сие не далеко ушло от работы психолога, разве что куда легче и ненапряжней - люди просто высказывают всё что накипело, очищая мысли от будничных забот, а ты лишь слушаешь, изредка вставляя отрывочные реплики, когда того просит момент. В конце концов, у каждого есть что-то за душой, что изложить спокойно можно лишь тому, кто даже имени твоего не будет знать и не осудит никогда.

И всё-таки, довольно странно со стороны этого блондина было заказывать капучино в баре, да ещё и в пятничный вечер. Не то чтобы бармена удивляли непьющие люди —  в сущности, он и сам таковым являлся, но ведь что-то привело этого человека в первые часы работы заведения сего? И выглядит совсем не как типичный посетитель —  слишком аристократично, его образ как будто инородный в этом месте, словно фигуру из мрамора чистейшего высекли прямо у барной стойки. От подобных персон скорее ожидаешь царского поведения, заказа чего покрепче и обязательно взболтать, но не смешивать, однако не задалось ни с одним из пунктов.
Блондин спокойно улыбнулся, узрев очередной кивок своего слушателя. Его речь завершилась чем-то вполне закономерным и не требовала ответа, оба это понимали и остались довольны вербальной интеракцией. Изящный «мраморный» человек поднялся с круглого стула, одновременно опуская на барную стойку несколько монет — куда больше реальной стоимости кофейного напитка, — и, не оборачиваясь, двинулся в сторону выхода, где его уже ждали. В полумраке заведения можно было различить лишь высокую фигуру с поблёскивающими в темноте глазами, поправляющую ворот плаща блондина. Стоило на секунду перевести взгляд, и они исчезли, словно и не было их здесь вовсе.


Тишина первых рабочих часов медленно таяла, и очень скоро бар был полон людьми, совсем разными, но уже куда больше походящими на аутентичный контингент, нежели первый сегодняшний клиент. И даже многовато как-то, но немудрено — мало того что пятница, так ещё и выступление особое наметилось, новости о коем уже давно распространялись, завлекая прохожий люд только сильней.

Вздох.

Не сказать что устал от работы, пусть и тихие диалоги были предпочтительнее лично для него, нежели прибыльная суета, просто… Ах, наверное, это чертовски глупо. Даже думать об этом, пусть ничего иного и не происходило, разве что заметить можно было украдкой, как стеклянный черноглазый взгляд в моменты некие внезапно ускользает, впиваясь в стену или иные неприметные объекты, выдавая отстранённость и задумчивость бармена. Хоть направление сего взора извечно не могли определить со стороны, сегодня это можно было счесть за плюс — в конечном итоге, он хотя бы увидит её, благо с рабочего места открывается отличный вид, коим не каждый сможет похвастаться. Быть может, он будет даже первым среди главного зала в этом деле, ведь такие персоны как она предпочитают не делить с простым народом даже дверь, выходя на сцену своим, особым путём, появляясь максимально ярко и эффектно…

Он снова отвлёкся. Кажется, у кого-то в напитке будет слишком много льда, но разве ж это важно?
До выступления – от силы десять минут, а уж оно определённо заставит забыть о всём насущном…

[nick]bartender[/nick][status]iced double[/status][icon]http://forumfiles.ru/uploads/001a/cc/90/5/823298.gif[/icon]

Отредактировано Raemes (2020-06-05 20:35:42)

+1

3

[nick]Nina[/nick][status]Смотри на меня[/status][icon]https://i.ibb.co/Mg1M3MK/1.jpg[/icon]- Цок-цок-цок... - бодро стучали изящные черные каблучки по мостовой. Не менее изящные стройные ноги были скрыты длинной черной юбкой в пол. Тяжелая, не пропускающая свет ткань, напоминала скорее броню, нежели платье и облегала стан девушки достаточно плотно для того, чтобы намекнуть на наличие поистине идеальной для мужского взгляда и рук фигуры, но не дать фантазии разгуляться ни на йоту. Длинные рукава, покрытые легкой рябью такой же черной, как и ткань вышивки скрывали тонкие, но сильные руки, мягкую упругую грудь и шею до самого подбородка. Вызывающе короткие для жителей города волосы были собраны в весьма скромную прическу на затылке, да так, что ни единая прядь не выбивалась. Хотя впрочем рассмотреть все равно бы не удалось, ведь голову незнакомки прикрывала черная шляпка, темная вуаль которой закрывала еще и глаза девушки, делая образ окончательно и бесповоротно... загадочным.
Облаченная в столь закрытую одежду барышня напоминала вдову, ведь единственными открытыми участками кожи были худые изящные кисти с коротким, но аккуратным маникюром, да острый и бледный подбородок. Ах, да... Еще губы. Пухлые и мягкие даже на взгляд, они и без помады выглядели соблазнительно, особенно учитывая, что это почти единственная деталь ее облика доступная чужому взгляду.

Девушка шла, не отвечая на взгляды прохожих, не важно заинтересованные, ревнивые или неодобрительные. Стук ее каблучков заглушали звуки пятничного вечера, а там, куда она направлялась и вовсе было куда шумнее. Она могла себе позволить даже такси, но... Зачем? Всегда приятно прогуляться по расслабленному после трудовой недели городу. Трубы заводов ненадолго прекращают дымить, стук колес поездов становится реже, люди не бегут стремглав, а на улицах появляются артисты и прочие интересные персоны.

А вот эта персона явно не была "интересной". Мелкий карманник шнырял посреди толпы отдыхающих людей, практически без проблем подрезая вещички и кошельки. Его острый глаз заметил небольшую сумочку, что несла облаченная в черное незнакомка. Да, пожалуй, незаметно это сделать не удастся, но ее длинная юбка не даст ни шанса на погоню. Глупая цаца, вышла одна и без сопровождения! Однако сегодня был не его день, поскольку в мгновенье, когда его не самые чистые пальцы коснулись шелка, они были перехвачены тонкой женской кистью. Но хватка была такая, что мелкий воришка взвизгнул от неожиданности и боли. Следующее, что ему довелось почувствовать, это тот самый изящный каблучок впивающийся в его ступню. Девушка почти нежно улыбнулась.
- Да понял я! Понял! Пустите! - горячо зашептал он, стараясь не привлекать внимание охранников, что прогуливались рядом, - Я больше так не бу-уду-у, - весьма лживо взмолился рецидивист.

Впрочем, незнакомку он не интересовал. Ее интересовало, чтобы вещи остались при ней. Поэтому она резко отпустила неудачника-вора обратно в толпу и без дальнейших слов двинулась дальше. Кажется, кто-то из прохожих заметил сцену, потому что по правую руку послышалось одобрительное хмыканье. Девушка повернула голову. Прохожий широко улыбнулся и приподнял шляпу в приветственном жесте, обнажая тщательно зачесанную назад копну вызывающе алых волос. Золотые глаза мягко сверкнули в полумраке. Девушка легонько кивнула в ответ принимая комплимент, а незнакомец вернулся к своему занятию - кажется, он как раз садился в автомобиль, рядом со своим светлоголовым спутником-аристократом. Девушка лишь на мгновения задержала взгляд на машине, прежде чем двинуться дальше.

То, что она искала было прямо тут. Бар. Но она здесь не из-за напитков или встреч. Её ожидала работа. Поэтому, обогнув главный вход, барышня зашла с кухни. На фоне белых поварских костюмов черное платье казалось головокружительно ярким, но служители этого храма в своих заботах даже не обернулись, лишь коротким кивком приветствуя знакомую. Он был не прав, считая, что делить дверь с простым народом она не сможет.

- Цок-цок-цок, - стучали каблучки уже по деревянной лестнице. До выступления еще было время, необходимое для приготовлений. В отведенной ей гримерке уже горели лампы и лежало все необходимое, что она просила доставить еще днем. Девушка предпочитала готовиться к выступлению самостоятельно. Но с недавних пор...
- Нина! Ты уже тут? - послышался громкий стук в дверь, а за ней голос хозяина заведения.
- Да, я здесь, Ник, - негромко ответила барышня.
- Ну, разумеется, моя пунктуальная звездочка. Приходи после выступления в мой кабинет. Есть разговор. Мне послать кого-то за напитком или закусками для тебя?
- Спасибо, Ник. Я сама спущусь.
Снаружи послышался легкий мужской смех: - Хорошо, звезда моя. Порази их сегодня!
Удаляющиеся по коридору шаги были облегчением, ведь Нина не любила, когда на работе ее видели без костюма. Она подошла к двери и закрыла, столь опрометчиво забытый замок.

А снаружи собирался дождь. Значит, сегодня будет аншлаг. Что ж, самое время попросить прибавку. Девушка вернулась к подготовке. Мягко, одну за одной, она вынимала шпильки из волос, удерживающие шляпку в несколько кокетливом положении на боку. Затем она сняла ее и вуаль, укрывающую глаза. М-м-м... Нина зажмурилась. Пара секунд потребовалась на то, чтобы привыкнуть к яркости ламп в гримерке. Шоколадные с медовыми крапинками глаза медленно открылись. Нина изучающе посмотрела на свое лицо в зеркало. Приемлемо. Да, на нем пока нет макияжа, но не было и следов старения или усталости, хотя Нине было уже за 20.

Девушка взяла в руки кисти для макияжа. Да, стоило предварительно снять верхнее платье, но сегодня один из тех дней, когда ей следовало начать с макияжа. Слой за слоем кисточки превращали живое лицо Нины в эффектную сценическую маску. Нина вытягивала лицо над столом в совсем не изящном жесте, дабы не испачкать наряд. Кисти быстро и точно скользили по коже. Единственное, чего не коснулась ее рука пока, это губы.

Глаза метнулись к часам. До выступления чуть больше десяти минут. Стоит поторопиться. Девушка схватила сценический плащ, укрыв им платье и, скинув каблуки, босиком поспешила вниз. К бару. К концу лестницы она успокоилась и перешла на обычный шаг, выискивая среди работников бармена. Удача. Он стоял спиной к ней так, что она могла подойти к нему, будучи незамеченной посетителями. Приподнимаясь на цыпочки, чтобы казаться выше и не шуршать юбкой Нина подобралась к бармену и тронула его за плечо, насильно успокаивая свои черты лица до нейтральных.
- Принеси мне бутылку воды в гримерку.
Дождавшись кивка со стороны мужчины, Нина обернулась на 180 и пошла обратно, стараясь не пуститься бегом. На середине лестницы она все же ускорилась, но дверь в гримерку закрывать не стала. Наоборот, оставила щель, достаточную для чьего-то любопытного взора.

Затем она достала сценический "костюм". Тоже черный и откровенно... Откровенный. Ткань тоньше, и плотнее прилегает к телу, юбка ужасно короткая и полупрозрачная, кружевные перчатки и маска. Так странно одеваться, чтобы потом раздеться на глазах у сотни посетителей бара. Однако до выступления еще 10 минут. 10 принадлежащих ей минут. Знакомые шаги послышались на лестнице. Кажется, ее заказ почти на месте. Девушка поспешно обернулась спиной к двери и взбила копну шоколадных прядей.

Затем она завела руку за спину и нащупала молнию на шее и потянула вниз, словно не зная, что за дверью через мгновение окажется другой человек. Тяжелое платье по мере продвижения собачки на молнии ослабляло железную хватку на женском теле. Когда с молнией было покончено, тонкие лопатки предстали бы взору нечаянного зрителя, если тот, конечно не отвернулся. Легким движением, Нина поддела рукава и позволила платью опасть на пол с легким "пуф!", обнажая не только кожу но и черные кружева ее белья.

Девушка как ни в чем ни бывало вышла из круга собственного платья, вновь вставляя тонкие ступни в чулках в черные высокие туфли. затем она нарочито медленно принялась надевать костюм. Сначала почему-то перчатки, затем уж платье, если его так можно назвать и, наконец маску. Как только последний элемент оказался на месте, Нина наконец обозначила, что в курсе его присутствия.
- Мой заказ готов? Так заходи. Заодно поможешь мне.
Конечно же, ей не нужна была помощь, а платьеце, что было на ней легко застегивалось и расстегивалось по вполне понятным причинам. Но, ах, только посмотрите на часы! Платье не застегнуто, и губы не накрашены, и последнее верно "исключительно" по тому, что мужчина до сих пор не принес напиток. Помада же смажется.

Нина протянула руку к бутылке с водой. Во второй ладони был зажат флакончик с ярко-красной помадой.
- Дай мне воды и помоги застегнуть, - распорядилась она тут же.

+1

4

Кап, кап.
Стакан медленно наполняется напитком, смешанным в идеальной пропорции. Гулкий, как будто б идеально ровный ритм, слышный только ему – заведение сегодня слишком оживлённо, и этот тихий звук в нём неизбежно растворяется в сотне других.

Кап, кап.
Удивительные всё же причуды у богатых – пьют, казалось бы, совсем неподходящий ситуации напиток. Не поймите неправильно, разумеется, виски можно поглощать в любое время, но традиционно считается, что его употребление – особый ритуал. Расслабленная атмосфера лишь «своей» компании, а то и вовсе – одиночества. Тишина иль очень тихая, совсем уж ненавязчивая музыка для фона. Неторопливая, размеренная дегустация, малыми глоточками, дабы сполна почувствовать и вкус и запах этого напитка.
Так гордо и красиво, прямо как в книгах.
Так… непохоже на происходящее сейчас.

Кап, кап.
Это всё ещё капли, или его подводит чувство времени? Наверное, самые долгие десять минут всей жизни…


Кажется, лишь природная невозмутимость помогла ему кротко кивнуть, не выдавая никаких эмоций. Нет, сам жест не удивил – к персоналу подобного рода часто обращаются, привлекая внимание при помощи прикосновений. И несмотря на то, что он отнюдь не был фанатом тактильного контакта с малознакомыми субъектами, -  всегда спокойно понимал причины таких действий. Большинство клиентов считают, что должны быть обслужены первыми. Те, кто при деньгах, почти всегда мнят себя важнее всех.
Очень странно, что на сей раз такое мнение не стало бы ошибочным.

Вода… конечно же, сейчас.
И пусть вслух это не озвучилось, но он и в самом деле занялся вопросом поиска бутылки так, будто с минуты на минуту кто-то рисковал пасть жертвой смертельной жажды. Быть может потому как раз, что начал сей процесс не сразу. Уж очень сложно было отвести взгляд от удаляющейся от него спины.


Её шаги обычно были выразительны до безобразия. Коль не босые ножки в тот момент – услышал б каждый характерный цокот каблучков. Такая мелочь, казалось бы, а как пленит внимание, однако, дополняя образ.
Его шаги – совсем другие. Если б не лестница, то поступь не услышал бы никто. Словно наверх идёт одна лишь тень вместо живого человека.

Он не пытался задержаться у двери – бармену дозволено здесь быть, тем более, по указанию; довольно глупо будет прятаться и уклоняться, когда заказ свой ждёт столь важная персона.
И черноокий взор свой тоже не увёл – в этом совсем нет смысла. В его глазах даже зрачков не видно, а уж куда он смотрит – понять, наверное, совсем никак нельзя. Хотя, наверное, не так уж сложно догадаться, или, возможно, даже ощутить. Пусть взгляд его темнее самой мрачной ночи, казалось, что в нём что-то есть.

Поднос с бутылкой и бокалом. Быть может, это глупо, но даже столь простые вещи его учили подавать красиво. При ней, тем более, иначе невозможно.
Неслыханная дерзость – отдалить бутылку от её руки, едва ли не рефлекторно. Но нет, ему воды не жалко, просто должно быть всё не так. Сейчас – неправильно. Надо иначе.

Вода наполнила бокал. Редко же видит он подобную картину. Обычная вода. Не виски цены невероятной, не коктейль самый жестокий. Пожалуй, даже более странно чем заказ на капучино в пятничный вечер. Без привычного содержимого бокал кажется пустым.
Бутылка может остаться на тумбочке, а вот напиток – пусть даже такой, - стоит подать всё так же, на подносе.

— Да… - пауза оказалась чуть дольше, чем стоило, а голос прозвучал немного сухо после долгого молчания. Кажется, здесь должно быть обращение, однако он почти что силой проглотил его, как будто даже столь почтенным образом назвать не может. Словно и вовсе недостоин обращаться к ней. — Всё что пожелаете.
В баре его подменят на сей маленький срок, можно не торопиться.

На фоне чёрного платья его бледные пальцы смотрятся ещё странней, неправильней, до боли противоестественно.
В те несколько секунд, когда он в комнату вошёл и ждал приказа, весь этот мир гримёрки виделся таким… далёким. Всей атмосферой, в которую его лик монохромный не вписывался абсолютно. Её присутствием, одним лишь фактом, не говоря о большем. Словно завесу мира приоткрыли, обнажив для его взора кожу идеальную и безупречные изгибы тела – можешь издалека немного поглазеть, но не прикоснёшься никогда…
Видимо, доля неправды в этом есть. Но всё ж не боле.
Ладонь прошлась по всей застёжке, аккуратно и безукоризненно доводя её до самого верха, даже не коснувшись кожи. Не покидало ощущение, что его руки слишком грязные, чтобы иметь возможность тронуть совершенство. На это право есть лишь у того, кому она сама позволит. Вероятно, сделать сие может тот, кого она своим избранником вслух наречёт спокойно. Но, разумеется, никак не он, обычный неприметный бармен.

Шаг назад – и тут же застыл, как будто кукла, что не способна сдвинуться самостоятельно. Нет, конечно, он не её дворецкий, но в эти секунды невообразимо он желал таковым быть. Вероятно, ещё помочь он чем-то может? Быть может, найдётся повод задержаться здесь ещё?..
Согласно вежливости, стоило понемногу отходить к двери. Его присутствие не нужно боле, а те минуты, что казались невозможно долгими когда-то там, за стойкой, истекли уже давно. Ей, разумеется, отсрочить выступление позволено буквально как угодно. Даже хозяин бара не осмелится поторопить звезду.

А вот его сказка уже к концу подходит.
Волшебный мир гримёрки, где обитает совершенство, вновь отдаляется, как было это изначально.
Но всё же, как невыразимо трудно взгляд отвести от силуэта идеального и искр медовых в её глазах…

[nick]bartender[/nick][status]iced double[/status][icon]http://forumfiles.ru/uploads/001a/cc/90/5/823298.gif[/icon]

Отредактировано Raemes (2020-06-11 06:36:12)

+1

5

[nick]Nina[/nick][status]Не отрывай взгляд[/status][icon]https://i.ibb.co/ZG7sw5p/2.jpg[/icon]Карие глаза чуть сверкнули в свете ламп. Со стороны даже могло показаться, что глаза наполняются будущими слезами, однако то было всего одно мгновение. А как еще можно реагировать на столь холодный приём? Девушка прикусила одну из пухлых, нежно-розовых губ. Чуть-чуть, совсем незаметно.

Нина делала подобное не каждый вечер в баре. Раз или два в месяц она просила бармена принести напиток ей в гримерку и просила помочь с какой-нибудь мелочью: подать туфли, закрепить брошь, завязать бант или, вот, застегнуть платье. И не какого-то бармена, а именно этого. Сложно понять, чем именно среди сотен мужчин он зацепил ее взгляд. Наверное, этой своей проклятой холодностью. Ведь что бы ни вытворяла Нина, на сцене или гримерке, его глаза оставались беспристрастны. Пустой взгляд без смущения, без вожделения, без фантазий. И ни одного шага лишнего, ни движения двусмысленного не удавалось выбить из проклятого мальчишки. О, нет, разумеется он был старше ее, но не слишком. Однако, по мнению Нины, все мужчины - дети, так как видят в любой женщине мать. Иначе, к чему столько разговоров да представлений о женской груди, правда?

Бровь девушки чуть дернулась, она взяла в руку бокал, что был ей вежливо предложен, и поскорее отвернулась. Его холодные руки скользнули по ткани платья, завершая ее образ. Четко, аккуратно, без эмоций. Даже не коснувшись кожи. Тц. Девушка залпом выпила воду, представляя себе виски, который ненавидела. Зачем? Горечь алкоголя, пусть и иллюзорная, помогла ей справиться с разочарованием и настроиться на рабочий лад снова. Что ж, и в этот раз не вышло.

Не тратя более ни секунды, девушка нагнулась к зеркалу, закрашивая ловко нежно-розовый ярко-алым. На фоне помады след от укуса будет совершенно незаметен. На фоне оваций и свистов публики, этот проигрыш будет казаться мелким и незначительным. Не удостоив ни словом, ни жестом, ни даже взглядом бармена, девушка бодрым шагом направилась за сцену мимо этого холодного изваяния, на ходу поправляя прическу и удостоверяясь, что все украшения на месте. От ее ярко-черного образа остались лишь легкий сладковатый запах духов чем-то похожий на темный шоколад, да взволнованный движениями немного пыльный воздух.

- Цок-цок-цок, - слышался стук каблучков, нарочито громкий и слышный самым ближним посетителям за стенкой, что тотчас зашикали на своих соседей, образовывая ту самую театральную тишину перед выступлением. Изящный маникюр прошелся по стенке, выстукивая что-то замысловато энергичное.

Девушка остановилась у небольшой сцены заведения. С этой точки, благодаря свету софитов, она не была видна зрителям, но была видна музыкантам. Кивнув легонько пианисту, она обменялась с ним парой едва заметных жестов, попросив пару минут настроиться. Цоканье каблучков, слегка нерешительное из-за переминаний с ноги на ногу, застыло, дыхание выровнялось. Темно-шоколадные глаза широко распахнулись, подбородок приподнялся, уголки губ опущены, а одна бровь приподнята - не лицо, а прекрасная фарфоровая маска Снежной королевы, настоящей звезды.

С уверенностью, которой позавидовала бы любая светская львица Нина шагнула под софиты. Музыкант отвлекся или же сделал это нарочно, потому что музыка вступила не сразу, и танцовщица окатила его и всю банду фальшивым (для них), но весьма выразительным (для остальных) взглядом холодной, но хорошо скрываемой ярости. Взгляд, который в народе называется "ушат холодной воды на голову". Пианист произнес что-то нецензурное себе под нос, хмыкнув и едва не сбив игру Нины, которая была уже готова ухмыльнуться вслед за ним. Тем не менее, девушка произвела именно тот эффект, что планировала - образ женщины, властной, непослушной, высокомерной, безмерно далекой от всей почтенной публики, того самого совершенства, которое в ней видели иные и за улыбку которой вызывали на дуэли.

Мягкими, плавными, чуть пританцовывающими шагами девушка дошла до своих декораций, весьма обычных надо признать, - вешалки и стула. Толпа смотрела во все глаза. Смотрел ли он? Из-за яркости софитов, теперь работающих против нее, было не узнать. Тем лучше. Ведь сегодняшний образ подразумевает одиночество. Взгляд шоколадных глаз, направился на спинку простой деревянной мебели, увлекая за собой и глаза зрителей.

Ладонь, распрямленная словно пружина, прошлась по отполированному материалу верха нарочито медленно. Затем острые ноготки, несмотря на тонкие тканевые перчатки, резко впились в дерево разворачивая стул боком. Она поставила ножку в туфельке на стул. Цок. нежно провела по сетке чулочка снизу-вверх, как если бы он сбился, и его следовало бы поправить и, наконец, улыбнулась. Не аудитории, а словно бы сцене, декорациям и какому-то невидимому партнеру. Эта улыбка столь ярко контрастировала с холодным образом, что был до этого, что у кого-то из особо впечатлительных гостей вырвался вздох облегчения.

Уложив одно колено на стул и все еще удерживая спинку в ладонью, Нина прогнулась легкой волной, движением похожим на то, которым нетерпеливый любовник бы притянул ее на собственные колени. На сцене она была одна, но это шоу для взрослых, поэтому каждый из присутствующих, ну, кроме разве что музыкантов, слишком занятых своим занятием, представлял себя на месте этого стула. В этом и заключалась ее работа. Вот она наконец села на стул, сложив руки и уложив на них голову, так похоже, как иная барышня обнимает возлюбленного за шею и нашептывает на ушко всякие милые глупости. Край ее платья приподнялся, обнажая подвязки, удерживающие темные чулки на бедре. Ее невидимый партнер неловко провел ладонью по ее бедру, открывая чуть больше кожи...

Выступление имело бешеный успех. Полупьяная публика неистовствовала, кто-то даже полез на сцену, благо охрана у этого заведения была неплохой, и никто не заметил, как полностью нагая девушка, стыдливо прижимая к себе костюм, юркнула за дверь гримерки.

+1

6

Он был уже за барной стойкой в момент начала выступленья. Не пропустил, конечно, не секунды, но взгляд на её стане идеальном сфокуссировал лишь в тот момент, когда зажглись все лампы. Едва ли виден был доселе черноглазый взор, но всё же так было немного… правильней… и легче. Словно никто не должен был даже шальную мысль пустить в свой разум касательно того, куда на самом деле смотрит бармен.

Публику больше не волновала выпивка – к моменту этому в их скромном заведении остался трезвым только персонал и тот наверняка не весь. Сие, пожалуй, ещё сильнее «развязало руки», заочно позволяя почти до самого финала не отрывать от неё взгляда, словно это и абсолютно невозможно.
Но что ж скрывалось во взгляде том?..

Кто-то сказал бы что обычное желанье, с каким смотрел на сцену здесь чуть ли не каждый. Мрак бара, не освещаемый, в отличие от выступленья, наполнен был десятками, если не сотнями огней. За любым из взоров, что отблески такие порождали, крылось немало вожделения и похоти, прикованное к невероятной танцовщице. Её движения пленили всё внимание и разум, её жесты – от невольного рефлекса и до выверенных, идеальных пассов, - вызывали выдохи горячие у всей толпы. Здесь каждый воображал себя заложником её ладоней, мечтая о реальном воплощении сего момента как о единственном, что жизнь спасти способно.
Нет удивительного ничего в таких фантазиях, и совсем не стыдно уподобляться остальным в происходящем, но…

Кто-то внимательный, наверное, заметил бы нечто иное в непроницаемых его глазах; хотя, пожалуй, мимика такое отражала чуть получше. Лицо бармена оставалось почти что даже беспристрастным, он не прикусывал в рефлексе жадном свои губы и не поправлял рубашку так, словно температура в помещении может сравниться с адской печью. И несмотря на то, что взгляд его казался очень пристальным, почти стеклянным в мертвенно застывшем направленьи, в зрачках дрожащих, коих почти не видно средь радужки излишне тёмной, крылись эмоции другого рода. И взор его чаще всего направлен был не на чулки, что очертили ножки безупречным контуром, и не на кожу, что с каждой минутой открывалась для каждого зрителя всё боле… нет, смотрел он точно на лицо танцовщицы, словно в душе его теплилась противоречивая надежда, скрытый порыв поймать, пускай на самый краткий миг, её медово-шоколадный взгляд…

Но всё осталось незамеченным, к большому счастью, ведь лишние вопросы со стороны завсегдатаев пьяных ему бы вряд ли настроения добавили сейчас.
А представление, тем временем, закончилось, оставив лёгкий флёр эмоций жгучих и мыслей, близких к грёзам, о том, что где-то там, в ином каком-то мире, совсем иначе всё могло быть…


Стук в дверь.
Она должна быть всё ещё в гримёрке, ведь так быстро после танца обнажённого скрыться вряд ли ей удастся. И верно, стоило только переступить порог, как черноглазый взор наткнулся на знакомую фигуру, скользнув по ней открыто – всё равно едва ль заметит.
На тумбочку бесшумно и крайне мягко опущен был поднос, на сей раз – не с простой водой.
— Последним заказом было доставить это Вам.
Нет никакого последнего заказа, его рабочий день закончился десять минут назад.
Но ведь простой бармен может позволить себе каплю лукавства, правда?..

[nick]bartender[/nick][status]iced double[/status][icon]http://forumfiles.ru/uploads/001a/cc/90/5/823298.gif[/icon]

Отредактировано Raemes (2020-06-21 06:54:13)

+1

7

[nick]Nina[/nick][status]В глаза[/status][icon]https://i.ibb.co/yp3kP2d/3.jpg[/icon]Закрыв за собой дверь, Нина плавно сползла по ее гладкой поверхности обнаженной спиной вниз, успев меж тем скинуть весьма небрежно костюм на пол. Усевшись на ткань, она позволила себе каплю усталости и расслабления. Натянутые на лицо "рабочие" эмоции исчезли, обнажив не печальную, но несколько уставшую физиономию танцовщицы. Вечер еще не окончен... Еще разговор с Ником. А это значит, что как бы ни хотелось, макияж снимать пока нельзя.

Интересно, чего хочет проныра-хозяин бара на сей раз? Нет уж, если он снова постарается уговорить ее на "приватные" танцы для каких-то особо богатых приятелей, то сразу "нет"! Нина покачала головой. Знала она, что обычно происходит в "приватных" комнатах такого рода и не собиралась в таком участвовать. К счастью, ее заработка вполне хватало на скромную и степенную жизнь одинокой женщины. Считается, что барышни в таких профессиях и в жизни обожают костюмы, макияж и мужское внимание. Но не Нина. В любом месте, кроме работы, она предпочитала практически полностью закрытую одежду, не носила макияж, да и светской львицей не была, разве что ходила в клуб любительской поэзии.

Нина потянулась, все еще сидя на полу. Усталость в ногах, неизменный спутник высоких каблуков, давала о себе знать, но была даже приятна. Девушка встала. Цок-цок-цок, простучали каблучки еще пару раз, пока она прикидывала, как ей одеться для похода к боссу. Она как раз снимала туфли, когда в дверь постучали. Стоило ей на мгновение задуматься, кто бы это мог быть, как дверь открылась и внутрь, мягко прикрывая ее за собой, скользнул тот самый бармен.

Ещё пара мгновений потребовалась девушке, чтобы понять, кто перед ней. Нет, вовсе не потому, что она его не узнала, а поскольку, ситуация была столь уникальной. Медово-карие глаза распахнулись чуть шире, а брови поползли вверх.
- Да? - просто произнесла девушка, рассеянно отставляя в сторону всего одну снятую туфельку. Вторая так и осталась на ее ноге. Она было сделала шаг к напитку, но вовремя осознала, что может легко споткнуться, поэтому тут же небрежно скинула и вторую.

Его взгляд, как всегда, был непроницаем. Совершенно неясно, чего хочет этот человек. Хотя вполне вероятно, что ничего. Наверное, поэтому он так хорош в своей работе. Его не привлекают... Женщины, а может и вовсе, люди.

Еще пару мгновений задержавшись на черных глазах своими, девушка сперва направилась к вешалке, неторопливо, но без лишней демонстрационности. Оттуда Нина сняла тонкий халатик и, накинув на собственные плечи, вернулась за напитком. Она ожидала, что вежливый и холодный сотрудник тут же развернется и исчезнет за дверью, но тот отчего-то задержался, внимательно, но безэмоционально наблюдая за тем, как напиток медленно исчезает из простого барного стакана. Невероятно сладкий.

Девушка непроизвольно облизнула собственные губы. Она было спросила, что же это за напиток, как в дверь постучали.
- Звездочка моя! Я не утерпел. Есть секундочка? - раздался голос Ника.
Нина отставила бокал в сторону и двинулась к двери, чуть приоткрывая ее.
- Ник... - начала она укоризненно, - Я еще не готова.
- О, нет-нет, дорогая! - замахал руками мужчина, смеясь, - Я не хотел потревожить. Хочу только сказать, что внезапно позвонила моя супружница, поэтому перенесем наш разговор, хорошо?
- Там не было ничего важного? - прищурилась танцовщица.
- Нет-нет, родная! - ухмыльнулся Ник, - Так, просто...
- Ник...
- Правда! Мамой клянусь!
- Что ж, твоя жена - тот еще фрукт. Поспеши, но не забудь оставить мой гонорар.
- Все то ты помнишь... - беззлобно улыбнулся Ник, - Разумеется, вот он. А также чаевые от особо благодарных клиентов. Я уже оставил ключи тому темноволосому бармену. И предупредил его. Он запрет за тобой. Ну, все-все... Я помчал! До встречи..
И посылая кривой воздушный поцелуй неугомонный человек скрылся на лестнице. Вероятно, он считает такой подход очаровательным. Нина не сдержала легкой ухмылки. Оставшийся у нее в руках конверт с солидной суммой внутри, девушка отложила на тумбочку задумчиво и прикрыла дверь обратно. Её взгляд вновь вернулся к забытому "гостю". Темноволосый бармен, говорите?...

Девушка осмотрела его с ног до головы оценивающе.
- Мне потребуется помощь, - произнесла она негромко и сделала шаг в его направлении...

КОНЕЦ ЭПИЗОДА

+1


Вы здесь » Sintior: gears and wonders » Великий архив » The Way You Look At Me


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно