Sintior: gears and wonders

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sintior: gears and wonders » Повреждённые свитки » 31.07.524 | bottle of love


31.07.524 | bottle of love

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

31.07.524 | Эверстейт, аптека Мунфростов.
около полудня, передняя часть классической викторианской аптеки

https://forumuploads.ru/uploads/001a/cc/90/21/337141.jpg https://forumuploads.ru/uploads/001a/cc/90/21/182281.jpg https://forumuploads.ru/uploads/001a/cc/90/21/490820.jpg https://forumuploads.ru/uploads/001a/cc/90/21/431814.jpg
Romaria Whitenight → Cupid
[личный]

ПРЕАМБУЛА

Аптека Мунфростов торгует не только настойками от кашля и мазями от подагры. Здесь можно купить в том числе и приворотные зелья самого высокого качества!

+3

2

"Ничего. Могло быть и хуже", - успокаивала себя Рима.
Могло ли быть хуже? Разумеется, могло, но все эти вероятности слова "хуже" относились не к ситуации, а, скорее, к погоде... М-м-м... К ее здоровью, к астрологическому прогнозу на сегодня. То есть их нулевые показатели никак не спасали ситуацию. Синдарийка в который раз поправила белую свободную блузку и отряхнула рабочие штаны, как будто выглядеть презентабельно было строго обязательно, когда идешь в лавку зельевара, как будто вообще есть правила таких посещений. Может вообще не стоит туда идти?
- Так. Стоп, - произнесла она, останавливаясь посреди симпатичной улочки в Эверстейте. Ноги, ведомые ее трусливым размышлениями, интуитивно повернули собственную хозяйку в сторону собственного дома, куда, вообще-то, возвращаться хотелось еще меньше. Особенно без нужного ей эликсира. Хорошо еще, что ушла она недалеко, всего на каких-то пару десятков метров отклонилась от нужно го курса.
"Рима. Нико прав. Другого пути нет", - обреченно шептал внутренний голос, - "Это вопрос жизни и смерти."
"Смерти", да? Ромария вздрогнула, понимая, как вполне невинная шутка подсознания плавно превращается в весьма ироничное для ее ситуации высказывание. Она в сотый раз глянула на бумажку, на которой идеально-ровным почерком Байо написал адрес знакомого ему зельевара. Это как раз за углом. Рима вздохнула и слегка улыбнулась сама себе. Если бы то, за чем она идет в действительности было нужно ей, то это было бы весьма романтично. Ну, и эгоистично немного. А так...
- Так. Ну, хватит уже, - возмутилась сама себе синдарийка, осознавая то, как почему-то спряталась за бочками у соседней с нужным ей домом таверны. И все же через мгновение она осознала, что почему-то посмотреть за теми, кто заходит и выходит, крайне необходимо, чтобы определиться со степенью доверия к хозяину заведения.
Высунувшись из-за бочек, она где-то час наблюдала за тем, какие леди и джентельмены посещают лавку Купидона. И... Не обнаружила ничего особо тревожного. Симпатично одетые, в основном, леди всех возрастов заходили внутрь с разным настроением, зависящим вероятно от преследуемой ими цели, но выходили неизменно довольные покупкой. Что ж...
- Эй! Ты чего тут сидишь, кукла? - обратился к ней со спины усатый мужчина, вероятно, владелец этого дома и этих бочек.
- Я... - начала она, - Здравствуйте.
- Ты чего это? Зайти боишься? - ухмыльнулся мужик, вероятно, в три раза младше ее, но почему-то в пять раз увереннее в себе.
- Я не...
- Да ты не бойся! Там не кусаются. Иди-иди, - перебил неугомонный лавочник, - А коли не поможет приходи ко мне. Мои "зелья" еще и вкусные.
Рима подняла глаза на вывеску. Винный магазин. Ну, конечно... Стараясь не умереть от неловкости ситуации, под громогласный хохот хозяина, который привлек и без того достаточно внимания к ее персоне, Мари твердым шагом направилась к двери. Прочистив горло она было постучала, но вспомнила, что это лавка, и пока она открыта, ну... Стучать необязательно.
Открыв дверь, девушка неслышно вошла. Среди стеллажей со склянками никого не было видно, ни покупателей, ни хозяина. Кстати, о том, как он (а ей казалось, что это должен быть мужчина) выглядит, она понятия не имела, поэтому просто принялась бродишь изучая не всегда понятные ей надписи на склянках разного размера и формы.
- Зелье "Купидона", - прочитала Рима и взяла в руки склянку. Это же то, что нужно?
Внезапный шорох где-то у прилавка заставил ее вздрогнуть. Она едва не уронила бутылочку, хватая и перехватывая, чтобы не упала.
- Доброго времени. Извините, я бы хотела... Кое-что купить, - начала она, неуверенная, что ее слышали, н продолжила смотреть в направлении стойки и... держать несчастную склянку.

+2

3

Утро Тамар началось практически с самым рассветом. Быть зельеваром – это не только сидеть в мрачной затхлой лаборатории, с демоническим смехом переливая из склянки в склянку сомнительного вида жидкости. Быть зельеваром – это быть самым первым на местном рынке и мастерски давать взятки. Хочешь работать с самыми свежими ингредиентами? Хочешь вставать в четыре утра и бежать на рынок. А родители могут понежиться в постели лишних пару часов. Умывание, утренний тоник, лёгкий завтрак и побежали! А там – краски, звуки и запахи. О, как пленительно может пахнуть рынок! Если не обращать внимания на то, что под ногами, конечно. Розмарин, пучки ромашки, экзотические цветы и пухлые стопки мясистых листьев только и ждут, пока Тамар до них доберётся, чтобы безжалостно измять их, истолочь и превратить в что-то по-настоящему стоящее! Она, конечно, любит травы, фрукты и овощи в их первозданном виде, но по большей части Тамар воспринимает их как неогранённые алмазы, которые в её умелых руках превратятся в то, что можно выгодно продать.

   После рынка – обработка покупок, второй завтрак с семьёй, ещё тоник и работа в лаборатории. Потому что клиенты, которые покупают даже самые банальные средства, хотят получать самое свежее. Это честно, это выгодно.  А потом нужно натянуть аккуратное форменное платье, завязать волосы в элегантный пучок и встать за прилавок. Это не то чтобы любимая часть работы Тамар, ей, всё же, больше по душе её светлая комната с травами, ретортами и ступками, но кто, кроме как изготовитель, может рассказать о своём товаре? До двенадцати девушка успела продать пару настоек от кашля, одну банку противозачаточных пилюль и некую полупрозрачную жидкость с кокетливым названием «Сила тигра». К полудню Тамар занялась инвентаризацией – нужно проверить сроки годности у того, что на витрине, вытереть пыль и подумать, как расставить бутылочки так, чтобы на них падал солнечный свет. Поэтому в основном Тамар сидела под стойкой и изображала активную деятельность – вот сюда поставим настойку корня имбиря, а вот сюда – пасту из алоэ. Чудное средство, к слову сказать, успокаивает, тонизирует и делает едва ли не настоящую магию. Наверное, стоит поставить его повыше, тем более, что он так красиво переливается на свету…

   Дзынь.

   Нет, не так.

   ДЗЫНЬ.

   Тамар дёрнула рогатой головой и выпрямилась в полный рост. Перед ней обнаружилась миловидная синдарийка со склянкой «Зелья Купидона» в руке. Рубиновый флакон играл едва ли не всеми цветами радуги и словно кокетливо подмигивал белым ярлычком.

   – Добрый день! Рады приветствовать в аптеке Мунфростов. Я – Тамар. Видимо, вы хотите купить это зелье, – химера кивнула на флакончик, – но дело в том, что это – основа, универсальная. Я могу дополнить её под ваши нужды. Или предпочтёте стандартный вариант?

+2

4

- Ох, - выдохнула Ромария, когда из-под стойки вынырнула хорошенькая девушка. Она бы походила даже на эльфийку, пожалуй, если бы не рожки, что едва-едва выбивались из-под копны почти таких же белых, как у нее самой, волос.
- Вы меня напугали, - произнесла Рима почти ровным тоном. Так и не скажешь, что была напугана и едва снова не выронила флакон. Это вовсе не потому, что она скрывала свои эмоции или была неэмоциональной, просто немногие эльфы Синдарии в принципе ярко и открыто выражаются.
Девушка улыбнулась барышне напротив, на секунду забыв цель своего визита и смущение с ним связанное.
- Доброго дня. Меня зовут Ромария, - представилась она на всякий случай, - Я зашла купить... Эм... Как же это...
Тут, кажется, Рима сломалась, пытаясь пересилить себя. Щеки и остроконечные уши ее едва порозовели, но, зная бледнолицых подземных эльфов, это была крайняя степень смущения. Она поспешно поставила зелье обратно на полку, едва не смахнув другие два. Слова "приворотное" и "зелье" в одном предложении голова по-прежнему отказывалась произносить.
- Мне нужно что-то от вражды, - наконец произнесла она, выдохнув. Рима подняла глаза на хозяйку лавки. Ей очень хотелось, чтобы ее цель была понята правильно. И да, эльфийке до сих пор было стыдно за такие полумеры. В ее мировоззрении все отношения между душами должны идти "натуральным" путем, ибо это опыт, который все равно вернется к Создателю целиком, хороший и плохой. Форсировать события полумагическим путем казалось какой-то дикостью, противоестественностью. Да даже будь она влюблена в того человека, которому предназначалось зелье, это было бы более оправдано, чем то, что она делает сейчас. Логика странная, разумеется, но она, казалось, перепробовала все, что возможно к этому моменту, и терпению пришел конец.
- Видите ли... Есть один человек, который меня беспокоит, - начала она, - Мне бы что-то, чтобы ослабить его... Ум... Чувства.
Она снова сделала передышку для самой себя. Как же сложно признаться в таком! Почему тут просто нет каталога, как в лавках механиков, чтобы она могла не объясняться и просто выбрать самостоятельно? Рима закрыла глаза, сосредоточившись и напомнив себе, почему это важно.
- Он... Меня ненавидит.
Ох, произносить это вслух, словно, клеймо поставить на себе. Ромария вообще в жизни редко сталкивалась со столь сильными отрицательными эмоциями. И это было обезоруживающе страшно. Они же были так давно знакомы, но раньше выходило просто друг друга игнорировать. Теперь же, он просто не был в состоянии оставить ее в покое. Да и ей было, что сказать.
- Не подумайте, мне не нужно... Заставить его полюбить меня, - ох, это даже звучит невозможно, учитывая обстоятельства, - Мне бы, может, чтобы ослабить его чувства хоть ненадолго.
Болью в голове отозвались вся партия разбитых магических часов, порванная рубашка и сжатая до синяков кисть.
- Или, если этого нельзя, может, можно заставить его обратить внимание на кого-то еще? Чтобы он ненадолго забыл о моем существовании...
Эльфийка принялась нервно теребить завязку рубашки на рукаве, опустив глаза. Все это было чертовски неудобно и непривычно.

+2

5

Что объединяет аптекаря, бармена и священника? Они умеют слушать. Не всегда любят, но по долгу службы умеют. Если аптекарь будет плохо слушать своего покупателя, он не узнает, что у него болит, пропишет что-нибудь в лучшем случае бесполезное, а в итоге у нас труп. Если бармен будет плохо слушать, то не узнает чего-нибудь важного, не проявит участия, и, как следствие, продаст меньше выпивки. Со священником всё тоже понятно. Будет плохо слушать – не спасёт чью-нибудь бессмертную душу. Плохо? Плохо. Поэтому Тамар всегда очень внимательна к своим покупателям. Они, если так подумать, в конце-то концов, немножко больные люди с порой неразрешимыми проблемами. И забота Тамар (и её родителей, конечно, это, всё же, их аптека) состоит в том, чтобы им помогать.

   У эльфийки, очевидно, что-то всё очень сложно. Хочет купить приворотное зелье, но не для того, чтобы влюбить в себя, а для того, чтобы свести к минимуму ненависть. О человеческие отношения! О, как это сложно! Тамар улыбается. Сложно – не значит невозможно.

   – Я вас поняла, – девушка улыбнулась и кивнула на невысокий столик на гнутых ножках, занимавший незаметное, но почётное место в углу передней части аптеки, – присядьте, я сделаю чай и мы всё обсудим. Расскажете мне побольше, чтобы я составила для вас именно то, что нужно.

   Тамар скрылась в недрах аптеки и через мгновение оттуда послышался плеск воды и лязганье металла о металл – химера действительно ставила на огонь чайник. Буквально через минуту девушка вернулась с подносом с сервизом на две персоны.

   – Главное, не переживайте и не стесняйтесь, мы всё сможем решить, – леди Мунфрост аккуратно поставила перед девушкой тонкую фарфоровую чашечку. От любви до ненависти, от ненависти до любви. Откуда бы Тамар знать, что добавить в зелье, чтобы не усилить, а именно ослабить чувства? Если Ромария напоит своего визави обычным приворотным зельем, ненавидеть он её не перестанет, просто начнёт любить. А это, как известно, гремучая смесь, которая никого никогда не приводила ни к чему хорошему. Тамар опустилась на стул напротив, улыбнулась и ободряюще посмотрела на свою клиентку.

   – Давайте начнём, а там и чайник закипит.

+2

6

Ох... Нет! Только не разговор по душам. Только не о нем... Это было бы слишком. Ромария прикусила губу. Она ж еще и сама с собой об этом не договорилась. Но делать нечего. если это необходимо для того, чтобы получить верное зелье, Риме придется это сделать, тем более, она не совершила ничего незаконного. Вежливо кивнув, девушка присела за столик.
— Я не очень волнуюсь, признаться. Я в отчаянии. Ситуация напоминает мне что-то из художественного вымысла, настолько трагикомично она выглядит...
И она принялась рассказывать, совершенно позабыв про чай.

***

У Римы никогда не было врагов, только друзья и существа, к которым она равнодушна. С детства эльфам рассказвают о том, что как бы они друг к другу не относились - все они единое целое, часть Создателя и, вернувшись к нему, познают и поймут суть каждого, даже того, с кем были не согласны. Поэтому синдарийцам было свойственно не оставлять ни у себя, ни у собеседника негативных эмоций. В случае разногласий, обычно, эльфы просто расходились, отходчиво прощая друг другу различия и сосредотачиваясь на своей более великой цели - получении опыта для Создателя. Но в данном случае, даже вежливая и спокойная от природы Ромария почему-то не смогла удержаться в нейтралитете.
После смети родителей, девушка направилась в Гостьер, изучать время, хронографы и часы. И со всеми в ее "классе" отношения складывались как обычно: кто-то нравился, кто-то был безразличен, но этот человек чуть ли не с первой секунды зацепил ее, при том не с самой лучшей стороны. Сын богатеньких родителей, ленивец и обалдуй, его альфа-поведение, которым он вокруг собирал девчонок всех рас и возрастов, раздражало ужасным образом. При чем, это было взаимно. И все бы ничего, если б ее подруга, Лаванда, в лучших традициях глупеньких наивных девушек не влюбилась в этого Раймса...
***
Рима на мгновение закрыла лицо рукой, то ли стыдясь, то ли печалясь.
***
Разумеется, у этой истории не было особого продолжения. Сердце Римы было разбито не единожды, сначала признанием, что Лаванде нравится Раймс, затем их непродолжительной интеракцией, во все подробности которой эльфийка была посвящена, а затем, трагичным, пусть и ожидаемым концом, который как бы еще и совпал с началом экзаменов. Раймс просто не явился на экзамены, а Лаванда, со своим хрупким девичьим сердечком, не смогла их сдать. Оставаться в Гостьере девушке было не по карману, посему подруга направилась обратно в свою деревню.
Эльфам, как долгожителям, в отличие от людей, свойственна куда более долгая память. Их жизнь длинна, но они помнят все, что с ними происходило, поэтому Вайтнайт не забыла своей юношеской боли и обиды, поэтому, когда к ней на стол положили труп Раймса, Рима сразу же узнала. Люди, что принесли его не отличались вежливостью и потребовали воскресить мужчину.
Ну, она и сделала... Воскрешение удалось, да только времени прошло чуть больше положенного, поэтому Раймс еще неделю приходил в себя у нее дома. В итоге, оказалось, что часть его воспоминаний и личности была утрачен, восстановление было болезненным для рассудка, как если бы из движущегося поезда исчезли несколько ключевых элементов. Он стал сходить с рельсов. Часто бывает, что возвращенные к жизни очень привязываются к своим спасителям, здесь же это приобрело болезненно навязчивый характер. Раймс просто не мог оставить ее в покое, ища в общении с ней утраченные куски самого себя. Бывали моменты, когда он был чрезвычайно агрессивен в своей боли и непонимании происходящих с ним процессов. А Ромария не могла сбежать или оставить его. Это же безответственно. 
Духовные материи слишком тонки, но, возможно, заставив Раймса обратить внимание на кого-то другого, разорвав порочный круг навязчивости и ответственности, вероятно, она сможет помочь этому человеку, что ей не друг совершенно, вернуться к нормальной жизни.
***
Ромария вздохнула, ощущая, что наверняка, ее история звучит глуп и самонадеянно, но незнакомым с возвращением к жизни людям всегда такие методы казались странными. И да, разумеется, зелье не было ее первым вариантом. Она уже и гипноз попробовала. И помощь иного возвращателя...
Чай закончился.

+3


Вы здесь » Sintior: gears and wonders » Повреждённые свитки » 31.07.524 | bottle of love


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно