https://forumstatic.ru/files/001a/cc/90/76603.css https://forumstatic.ru/files/001a/bd/39/67352.css

Sintior: gears and wonders

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sintior: gears and wonders » Повреждённые свитки » 16.05.524 | Похищение века


16.05.524 | Похищение века

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

16.05.524 | Сгоревший заброшенный мини-сталелитейный завод в Крестоуне.
Сырость от ливня и куча сажи. В здании до сих пор пахнет давним пожаром, а за разбитыми окнами вот вот сядет солнце

https://forumfiles.ru/uploads/001a/cc/90/15/927101.jpg

Solomon → Katherine Riesfeld
[Личный]

ПРЕАМБУЛА

Иногда, в редких случаях, после неудачи идет самая настоящая удача, которая спасет твою жизнь. Ты уже на волосок от смерти, твою голову касается дуло пистолета и, начиная буквально чувствовать дыхание смерти, ты вздрагиваешь от выстрела. Но твое сердце все еще бьется, ты понимаешь как твои обидчики что-то кричат, устраивая перестрелку.
Ты еще жив, и тебе просто повезло быть похищенным вместе с другим человеком.

Отредактировано Katherine Riesfeld (2020-07-29 20:04:57)

Подпись автора

https://forumfiles.ru/uploads/001a/cc/90/15/877592.jpg

+4

2

Мягко.
Мягко и тепло.
Мягко, тепло и склизко. Будто ты засунул руку в скрытое чрево только что убитого тобой зверя. Все пульсирует, шевелится, сочится дурно пахнущими жидкостями, аромат которых режет нос. Все чего жаждешь - это открыть наконец глаза, посмотреть на цель своей охоты, на жертву с остекленевшими глазами.
Лис? Кабан? Олень?
А потом как в той старой сказке: "Здравствуйте мистер Олень, это я..."
Но вот ты удивленно вглядываешься в совсем еще живое лицо, что корчится от внезапной боли. Тебя свежей морской волной, сразу же охватывают чужие эмоции: смятение, страх, ярость, беспомощность... И почему-то вдруг становится кристально ясно, почему это не "мистер Кабан" или "мистер Лис"... Оказывается, все так просто... Потому что лишь у человека можно насладиться подобным водоворотом чувств и переживаний. Насытиться ими сполна, будто самой вкусной едой или самой нежной женщиной. Ведь теперь, ты, Соломон, тоже человек, такой же как они. Тебе тоже нужны эмоции. Ты тоже живой. Хватит смотреть пустым взглядом на огромный, яркий, богатый мир. Стань его частью. Пусть и таким изощренным способом.
А потом... А потом ты с упоением выдергиваешь руку, что по кисть погрузла в чужом животе и довольно улыбнувшись, рисуешь окровавленными пальцами на лбу у только что смертельно раненного синими пальцами человека, сердечко. Миленько получилось, да. И когда его грузное тело уже падает, мимо вас двоих разноцветными молниями проносятся твои сообщники, убивающие всех остальных и ни на секунду не задумываясь, не задавая вопросов и не меняя выражение лиц. Ну разве что у кого-то прорезалась жуткая ухмылка, ну это уж такое. Вся эта картина четко врезается в твою память, вешается в дешевую рамочку на стене воспоминаний, рядом с остальными такими же, четко давая понять, что эти эмоции, эти чувства, эти ощущения и этот запах, ты уже никогда не забудешь.
...Р-р-романтика!
Жаль, что их сделка тогда разорвалась. Да и не с кем было больше сделки устраивать. Было это... Месяцев шесть назад?

В этот день "Пальцев" не было в городе, а некоторых даже и во всей Империи, ведь очень часто банде поступали сугубо одиночные заказы. Пожалуй, наиболее труднее было выпроводить сестру, которая ни в какую не желала покидать Соломона хотя бы на день, возомнив себя его телохранителем. В отличии от нее, парень вообще не заморачивался на этот счет, будучи четко уверенным, что слепил с бедняжки Элли именно то, что и должно было получиться. По крайней мере, теперь она сама способна сломать обидчику не только пальцы, но и все остальное.
Остался, правда, малыш Ганс, но от этого ожидать чего-то сверх меры не стояло, даже проблем. Казалось, что этот персонаж всем своим существом пытался сказать, мол, его тут нет, он лишь тень. Тень, какого-то хрена возомнившая Сола своим наставником, ну да ладно.

У лидера банды же была более важная, чем вот это все работа. Сначала он долго-долго бродил по разным лавкам и лоткам со сладостями, накупив себе и сестре вкусняшек на целую неделю вперед. Затем просто гулял по многочисленным перронам, вокзалам и прочим людным местам столицы. Просто так, знаете ли, посмотреть на людей. Иногда так весело вглядываться в полные сытые рожи мерзких людишек и представлять, как их головы лопаются как арбузы. Или отрываются от тела, как яблоки от ветки. Или...
Получив же вдоволь наслаждения для испорченной души, Соломон не задумываясь пошел получать наслаждение для тела, искренне надеясь, что его фаворитки сегодня свободны...

Его ждали прямо тут, на выходе из борделя. Двое, трое, четверо... Показалось, или еще и пятый скрывается глубоко в тени переулка, кутаясь в темный плащ?
Хех
Глупцы.

- Один вопрос, - Соломон с силой придавил большим указательный палец, пока не раздался характерный хруст, - хозяйка борделя или какая-нибудь шлюха? - испещренное полосами татуировок лицо перечеркнула кривая улыбка, а наплечная сумка с леденцами и пироженками полетела на землю, - Кто? Понимаете, мне надо знать, когда я натяну вам глаза на жопу, к кому обратится с претензиями.
Честно говоря, парня это все сильно забавляло. Они что, действительно оценили его в каких-то шесть человек?
Вот досада. Лишь короткое развлечение перед обедом и не более. Еще короче чем сегодняшний перепихон, когда его любимая куртизанка Жульет, призналась, что жената. И зачем о этом говорить клиенту? Глупышка. Зато, можно будет неплохо развеяться.
Ну-сс, начнем...

Резкий укол в заднюю часть шеи, не дал Солу начать. Или закончить. Или применить магию. Или ругнуться как-нибудь красиво. Или хотя бы вообще что-то сделать.
Онемение, сковавшее его тело, было мгновенным, более быстрым, чем прошедшая секунда.
Бесконечная секунда, растянувшаяся в нить ожидания удара лицом о брусчатку. Больно. Обидно. Неприятно. Если "Палец" выживет, то обязательно, весело посмеется в компании того, кто всю эту шутку придумал. Пожалуй, да, образ смеха на чужих похоронах было последним, что воплотил в сознании Соломона, его воспаленный мозг, пока картинка и вовсе не погасла.

Затхлый, спертый воздух забивает легкие, а стояло кашлянуть, так в рот еще и набилась какая-то жирная пыль, вроде сажи с камина. Его сознание постепенно возвращалось, но вот двигаться было все еще проблематично. Может, из-за многочисленных веревок, которыми его спеленали, будто младенца? Как неожиданно и приятно его позвали в гости!
Зрение, правда, восстанавливалось чуть дольше, чем все остальное, но зато когда вернулось, парень все-таки рассмотрел одну-единственную, но не мало важную деталь...
...Носок сапога, направляющийся ему в рожу.

Отредактировано Solomon (2020-07-27 16:51:19)

Подпись автора

...и никакого Закона

+2

3

- Ты снова жульничаешь, - девушка закидывает ногу на ногу, откидываясь на спинку кресла. Её глаза только сейчас посмотрели вниз, где на ровной поверхности стола продолжала идти война двух когда-то одинаковых по силе войск.
Чем он думал? Кэтрин отвлекли всего на пару минут, и за это время в голове еще не успел расплыться недавний ход ладьи, вот вот приносящий ей победу. Но, что-то было явно не так.

- Я?! Котеночек, ты меня обижаешь. Разве я тебе не говорил перестать вешать на людей бирки с надписью "Подозрительный" и "Воришка"? - мужчина наигранно обиделся, складывая руки на груди. Его ухмылка полностью противоречила сказанным словам. Кэтрин это знала. Все это знали. За обликом белокурого красавца с сапфировыми глазами прятался тот еще жук, пытающийся провести кого-то или ради забавы, или для достижения определенной цели. Он точно знал, что Ризфельд заметит пропажу, однако для чего он это сделал - лишь его лохматой сущности известно.

- Заткнись, Личеночек, и верни мою пешку, - одарив своего соперника милой улыбкой, девушка протянула к нему руку, прося вернуть значимую для следующего хода фигуру.
Быстрый взмах руки, и пальцы воришки как по волшебству удерживают появившуюся из неоткуда пешку. Выпендрежник. Он явно еще что-то задумал. Не просто так смотрит своим лисьим прищуром, выдерживая паузу. Где-то даже со стороны послышался чей-то кашель, как-бы напоминая, что они сейчас находятся не просто где-то там, а в главном крыле лаборатории, считавшейся для VL самым настоящим "домом".
Однако напряжение все продолжало возрастать, тишина начинала давить на барабанные перепонки, пока с сильным грохотом входная дверь на открылась, заставляя трех химер подскочить как ошпаренные:
- Немедленный сбор! - мужчина с явной паникой начал судорожно перебирать папки у себя в руках, выдавая двум парням и девушке по одному экземпляру. Его говор был слишком неразборчив, чтобы понять суть такого переполоха, потому вместо выслушиваний, три спец-агента начали изучать бумаги....точнее два.

- Ты конечно умный, но не думаю что ты поймешь суть книги даже не открывая её, - Кэтрин обратилась к VL - 2, который задумчиво смотрел на шахматную доску, теребя в руках фарфоровую фигурку пешки.
- Зачем её открывать, если я все пойму по аннотации на обратной стороне, - девушка сжала в руках документы, чуть смяв их. Бесит, бесит, бесит.  Поскорее бы их раскидали по Префекториуму, распределив в разные отделы. Ризфельд чувствовала как её эмоциональный баланс рядом с этим индивидом начинает шататься, ведь он был слишком....Свободен, напыщен и самоуверен. Слишком не обременен правилами. Даже сейчас, когда она послушно выполняет требования, не имея на то другого выбора, Лис просто отказался вникать в дело, на которое посылают сами шишки Государства.

- Кэт, успокойся. Он явно уже все разузнал, -  черноволосый парень с такими же сапфировыми глазами оторвался от текста, взглянув на раздраженное лицо девушки. Он знал этих двоих слишком хорошо, дабы не взлезть в нужный момент. Ведь помимо броских слов, бывали моменты, когда VL - 2 и VL - 8 достигали точки кипения, набрасываясь друг на друга как кошка с собакой.

- Надеюсь, в твою белобрысую головушку не влетит пуля по причине твоего не знания, - блеснув своей "оптимистичностью", она уткнулась в бумагу, всем своим видом говоря: "Я больше не желаю вести данный диалог".
Ризфельд не могла терпеть этого человека. Да, сейчас он ведет себя более чем спокойно, и провоцирующим фактором на ссоры является она сама, но Кэтрин знает, каким Лис бывает. Таким, что её холодная, невозмутимая маска трескается в одну секунду, заставляя подростковые воспоминания с задирками развязывать длинный язык Котенка.

- Так, сконцентрируйся на документах, - не желая услышать бросок нравоучений со стороны ненавистного существа, девушка постаралась обратить все свое внимание на анализ доклада от разведывательной группы и краткой характеристики цели. Ведь судя по времени, у них остался всего час, дабы явиться в полной боевой готовности.


Шум ливня, громкие раскаты грома. Командир последний раз повторяет план действий, обводя своим пальцем красный крест на бумаге с планировкой здания.
- Лью, что будем делать с другим похищенным? - мужчина посмотрел на карту, указывая на место в противоположной стороне от метки.
Капитан задумался, начиная взвешивать все "за" и "против". Кэтрин нахмурилась. Основная часть преступников сгруппировалась в районе выкладки когда-то работающего завода, когда жалкая часть осталась в разгрузочной части. Их что-то с подвигло на такое странное разделение в разные концы завода.
- Пошлите кого-то на захват остальных, - спец-агент внесла свое слово, из-за чего на нее устремилась целая куча глаз. Воцарилась пауза. Лью снова посмотрел на план, тщательно обдумывая возможные последствия.
- Котенок, мы изначально собрались здесь для спасения Сэйта и его изобретений. Если кто-то пойдет на захват какой-то своры преступников, основная задача может быть под угрозой, -  VL - 2 снова вмешался. Он понимал насколько важно спасение изобретателя, чей ум покорил не только многих людей из верхних слоев, но и из нижних, - У них его зашифрованные чертежи. Стоит им их расшифровать - много людей могут быть в опасности, - никто не перебивал двух спец-агентов, выслушивая мнение встретившихся баррикад, пока на это есть время.

Ризфельд понимала всю серьезность, однако в группе было больше чем достаточно людей, из-за чего негодование брало верх, - Мы обладаем не всей информацией. Вдруг пока мы тут разговариваем, они поменяли местами заложников, составили свой план или как-то помешают нам если услышат звуки стрельбы?
- Ты не знаешь.
- Ты тоже не знаешь.
- Мы не можем рисковать! Одна жизнь может спасти тысячи! - Лис явно поднял тон, раздраженно смотря в зеленые глаза своей собеседницы.
- То есть для тебя жизнь обычного гражданина так, пустой звук на фоне жизни какого-то высокомерного изобретателя? - Кэтрин грустно улыбнулась, - Ты даже не знаешь кто он.
- Вот именно. Мы НИ-ЧЕ-ГО о нем не знаем. Кроме того, что это какой мужик в татухах и его похитили около борделя. И то, это со слов брата, который заявил о похищении, - короткая пауза - Если судить по описании внешности, данный индивид больше смахивает на ненормального, чем на законопослушного гражданина.
- Знаешь, ты больше смахиваешь на какого-то порно-актера, но УДИВИТЕЛЬНО вот вот будешь работать с такой внешностью в Префекториуме, - о да, Кэтрин ударила в самое больное VL - 2. Можно было телом почувствовать, как тот внезапно переполнился гневом, вот вот собираясь засыпать Кэт оскорблениями, глубоко вбирая в свои легкие воздух.

- Довольно, - командир Лью взглянул на время, посмотрев на свои наручные часы. Все поняли - пора выдвигаться, однако исход спора был все еще не выявлен, потому старший решил поставить точку в данном конфликте, - Кэтрин, Митч и Джеф идут на перехват. Вам нужно спасти гражданского и ликвидировать всех преступников.
Кэтрин буквально расцвела на глазах, радостно кивая такому приказу. Она понимала, что слова Лиса были правильны, толь вот их учили при возможности спасать все жизни, и сейчас были все шансы помочь двум людям.
Только один VL - 2 был очень этому не рад. Он зло посмотрел на кошку, зарекаясь большей не поддаваться ей в шахматах, попутно поднимаясь из-за стола и направляясь вместе со всеми к выходу, поправляя свой бронежилет, - Удачи, Котенок, - саркастично процедил тот, раздраженно махнув рукой.
Кэтрин ничего не ответила. Она лишь проверила все свои припасы и аксессуары, ступая в сторону завода, план которого четко засел в голове.
Время пришло. Солнце начало садиться, последний раз бросая на лужи свои багровые лучи, намереваясь скрыться за тяжелыми облаками. Скоро снова пойдет дождь, но это не мешает окружить огромное по площади здание, в котором вместо воды проливается кровь.

Отредактировано Katherine Riesfeld (2020-07-29 21:21:19)

Подпись автора

https://forumfiles.ru/uploads/001a/cc/90/15/877592.jpg

+3

4

Кажется, удар пришелся в скулу, создавая перед глазами фантомные искры и сковывая челюсть острой болью вперемешку с отборным хрустом. Скольких зубов он только что лишился? Точно не менее двух. Скольких еще лишится за все время пребывания в "гостях"? Может быть всех, если считать вместе с головой.
Ха-ха.
Не смешно.
Странно, но его больше не били. А зря. Соломон на их месте обязательно продолжал бы калечить, начав отрезать по кусочку от туши. А сестренка бы держала человека в сознании, дабы не помер слишком быстро, а иногда даже и наоборот, чтобы слегка усилить удовольствие от ощущений, сделать их поярче...
Но у них не было Элли, чтобы лечить. Как и больной головы, чтобы резать. Лишь самое тупое и бездарное из всех возможных и невозможных эмоций - жажда мести.
Что такое месть? Это когда ты слаб и слеп, даже если представляешь собой огромного бородатого рубаку с широко распахнутыми глазами. Люди, одержимые и сами сковывающие себе руки. Люди, не достойные называться людьми. Вот Сол например, никогда никому не мстил и вам не советует, хотя и стоило бы. Ему одному хватило бы причин, чтобы озлобиться на людей, на бедных, богатых и даже детей, стариков да беременных женщин. Но нет, главе "Пальцев" неведома месть. Зачем кому-то что-то доказывать через насилие и страдания, если можно сделать все это просто потому, что так захочется.
Но в то же время существует не расплата, но разумное устранение людей, которые становятся тебе неугодны и должны расплатиться. Например, как все девочки мадам Роуз, даже та несовершеннолетняя и сама мадам Роуз, если Соломон так и не узнает, какая сука его заложила и сработалась с этими говноедами. Соломону все равно, что ломать, лебединые шейки или кадыки похитителей. Как говорится в том стишке: "все свидетели важны, все свидетели мертвы", ага.

Сол поворачивает голову, чтобы поглазеть на обидчика, но тот уже отошел и отвернулся к собеседнику, активно разжевывая союзнику что-то о "инженере", "изобретателе", чем-то, что можно использовать как "оружие" и если вдруг все пойдет псу под хвост, то пленника можно со спокойной душой "кончить" и "забыть", но лучше оставить "тюленя свежим". Для чего им пока что живой Соломон понятно не было, но по крайней мере, пока что у него есть время. Тем более, что он нашел целых две немаловажных особенностей его пленения.
Первое, это то, что онемение нихрена не прошло. И если голова кое-как уже шевелилась, то вот остальное тело пребывало в сплошном комке сахарной ваты и ничего с этим поделать нельзя было. Так что первоначальная помеха была не в веревках, а в неизвестном наркотике и том, сколько он будет действовать.
Вторая же интересность заключалась в том, что похитители распределились четко вокруг подпирающего какой-то столп Соломона и буквально не сводили с него глаз, лишь моргая время от времени да перебрасываясь короткими фразами. В былое время "Пальцу" хватило бы этого мгновения человеческого моргания для того, чтобы убить одного из них. И тут опять все упиралось в странное вещество, которым его усыпили.
Но...
Преступник ведь ни разу не назвал эти факторы проблемой. Тем более, какой-то безысходной или трудно решаемой... Сколько ему там осталось ждать, пока яд не перестанет действовать?
Скажите, - мужчина поудобнее устроился, приняв ту позу, которую вообще мог принять в данной ситуации и оперевшись затылком о холодный бетон, обвел взглядом всех присутствующих, - вы вообще долбодятлы, или какого черта я все еще живой?
На этот раз его ударили под ребра, заставляя с болезненным стоном выдохнуть весь накопившейся воздух и с удобного подпирания бетонного огрызка, сменить положение на лежачее и глотающее еще больше вездесущей сажи.
Сломаю.
Сильные руки подорвали его с пола и усадили назад, с размаху отвесив пощечину и тем самым заставив его голову дернутся вбок.
Каждого.
Избиение длилось совсем недолго (бывало и похуже), зато тумаки и зуботычины сменились чем-то еще более забавным - дулом пистолета, направленного ему прямо в лоб.
Как же мне будет хорошо...
- Значит, ты так хочешь сдохнуть, да? - на беспристрастном лице одного из похитителей не дрогнул ни один мускул, а серые глаза, будто два колодца полных мутной холодной воды, только усиливали данное впечатление, - скоро у тебя будет такая возможность, не переживай. И не думай, что сможешь быстро умереть, погань.
Как и думал. Придурки.

Соломон улыбается. Нет, он начинает смеяться, задорно, от души, пытаясь успокоиться, прекрасно понимая, что может учудить что-то такое, что его тут же лишат жизни, что нужно тянуть время до конца действия парализатора, что...
- Сука, ну и смешно же, - Сол упирается лбом в оружие сероглазки и невинно взирает на него сверху вниз огромными золотыми зрачками, - а кто сказал, что помирать буду я?
- Ах ты... - злобно прошипел противник, но очередным ударам по прекрасному лицу "Пальца", предшествовало кое-что еще.
Выстрел. А затем еще один. Эти два звука тягучим эхом разошлись по всему заводу, заставив похитителей не просто напрячься еще сильнее, но и все же немного рассеять их внимание от Соломона. Совсем немного.
Ведь они знали, как он опасен.
Но он ведь связан и парализован, так что все должно быть хорошо. Хорошо же? Да?
Банда была прекрасно осведомлена, что "Десяти пальцев" нет в городе. Потому-то и решилась на эту аферу с их главой, потакая той части своих подельников, которые все еще жаждали мести за убитых наемниками товарищей, не смотря на огромную важность их основной миссии с технологиями похищенного ученого.
Но они допустили всего одну ошибку.
Ведь как Сол уже говорил, месть легко может стоять тебе и всем твоим вооруженным до зубов головорезам, жизни.

Подпись автора

...и никакого Закона

+2

5

Воняет. Копоть, сажа, неприятный запах сгоревшего пластика и древесины. Столько времени прошло, а от сюда до сих пор несет как от какой-то свалки, которую решили поджечь. Её обоняние просто кричало "Помогите, мы умираем", однако Ризфельд ничего не могла с этим поделать, не ожидав такой плохой вентиляции в таком габаритном здании. Нос резало от этого букета, заставляя Кэтрин реже дышать, дабы не так часто вкушать это обилие запахов. Именно в такие моменты один из плюсов стремительно превращался в минус, отвлекая и нарушая спокойствие в голове.

- Нельзя торопиться, - она хотела поскорее уйти от сюда. Сбежать от этого забытого места, куда даже крысы похоже не суются. Да и надо оно им. Тут все покрыто чернотой. Все поработило красное пламя, оставив после себя лишь не поддавшиеся высокой температуре вещи, которые уже никому не нужны. Железки, гайки, какие-то щепки и много всякого хламья, которое попадается под ноги. Кэтрин как кролик перепрыгивает каждое маленькое препятствие, не трогая их своей обувью. Тихо, почти бесшумно продвигаясь к цели, пару раз чуть не чихнув.

Вот, она замечает, как Митч начинает жестикулировать, выражая свое недовольство по поводу всего это, - Да, мне тоже не нравится это место. Главное, чтобы эта часть осталась не сильно затронута, и мы не уперлись в обвалившуюся стену, - молчаливый разговор, который не выходит за рамки рук. Они прекрасно разговаривали с помощью языка жестов, минуя большой чан когда-то хранившего в себе горячий металл, - Стоп, - тихий, еле слышный звук чьего-то разговора в конце коридора. Двое мужчины не слышали, однако им хватило одного взгляда на руку Кэтрин для остановки и полной боевой готовности.

Сомнений не было - они уже рядом. Пара жестов, и Ризфельд медленно двинулась дальше. Она шла впереди не просто так, ведь со своими нечеловеческими рефлексами ей было куда легче предупредить своих напарников об возможной опасности, вовремя дав нужную команду или среагировать на какой-то звук, с помощью чего девушка сможет быстро изменить текущий план действий.
Вот, они уже почти зашли в длинный коридор, как внезапно послышались странные звук. С другого конца завода отчетливо донеслась приглушенная стрельба, говорящая Кэтрин лишь об одном: - Какого черта?! Они должны были начать через 8 минут! - быстро покинув переход, спец-агент прислонилась спиной к стене, которая была у входа в коридор.

- Что-то произошло, - Митч и Джеф встали около соседней стены, - Они не могли начать раньше запланированного времени,- нужно было решить что делать дальше, ведь это могло в корне все изменить - Приказа о прекращении операции не было. Возможно, это похитители развлекаются, - это было логично, ведь после двух выстрелов на заводе воцарилась тишина, перебивающаяся изредкими раскатами грома.
Быстрое движение руки, и зеленые глаза смотрят на подсвеченный циферблат своих наручных часов, говоря кошке что скоро будет ровно семь вечера. Время тикало. Секунды шли своим чередом, оставляя маленькой группе вместо восьми минут шесть, усугубляя появившееся напряжение.


- Вы двое - идите к Эрику и посмотрите, какого хера я услышал два чертового выстрела из пистолета, - тот, кто больше всех желала увидеть кишки Соломона на полу, кивнул двум своим людям, посылая их для сбора информации. По понятным ему причинам рация сейчас была больше чем бесполезна, а судя по выстрелу, хоть и удаленному, главарь был уверен - стрелял кто-то из их шайки.
- ЖИВО! - заметив как его приказ обдумывают, мужчины просто рявкнул своим грубым, серьезным голосом, от чего двое щеней буквально сорвались с места, быстро шагая к выходу. Он был очень раздражен. Раздражен настолько, что просто подошел к Соломону, отодвигая мужчину с оружием в сторону и прописывая златоглазке хороший удар кулаком в щеку.
Он прям кайф от этого словил. Его уста расплылись в широкой, радостной улыбке, а в глазах зажегся огонек мести. Такой прекрасной, сладкой мести, - Ну что, Сало, нагибайся, сейчас тебя дручить буду - к сожалению, пока "Пальца" было еще рано убивать, потому взрослый амбал не придумал ничего лучше, как унизить Соломона будто....какую-то сучку, цена которой не больше булки хлеба.


- Боже, можно было как-то позаботиться о связи, - "щеня" - так называли неумелых новичков шайки, томно вздохнул, идя к выходу из коридора. Он хотел продолжить любоваться прекрасным избиением главаря "Пальцев", но его послали к другому отряду, не дав толком сполна насладиться заветной местью. 
- Ты же знаешь, так надо, - отозвался подельник, почесав своей затылок, лохмача темные волосы.
- Да, я знаю. Но можно было как-то этот момент продумать, - они с широким шагом вышли из коридора, освещая свой путь тусклым фонарем. Уже стало темнеть, и на фоне черных от сажи стен казалось, что уже скоро будет глубокая ночь. Они просто не видели. Просто не хотели тратить время на обычную аккуратность, даже не осмотревшись по сторонам. Это была самая первая, и самая ключевая ошибка. Ошибка послать щенять в пасть тигра.

Глухой, пробивающий до мурашек хруст. Митч со своей физической силой легко свернул одному мужчине голову. Тихо, ловко, напав с угла, сразу беря в захват. Они даже слова сказать не успели, как с обоих сторон на них выскочили подготовленные бойцы, которые знали благодаря слуху Кэтрин каждый их шаг. Другой попытался сопротивляться, найти рукой огнестрельное оружие, за которое он даже не держался пока шел по коридору. Но, стоило нащупать приятный металл, ему в горло вонзается боевой нож.
Джеф держал второго преступника, попутно закрывая ему рот своей рукой в перчатке, не имея возможности так быстро сломать шею как напарник. Потому Кэтрин молча вонзила в горло мужчины холодное оружие, даже глазом не моргнув на его страх в глазах....мольбу и на кровь, которая просто залила её руку под самый локоть, пачкая черное обмундирование. Тела обмякли, и их очень тихо отложили в сторону.

- Три минуты, - Кэтрин снова посмотрела на часы, которые приобрели свой "шарм" из-за красного цвета человеческой жидкости.  Потерев щеку, размазывая кровь, кошка убрала свой нож, пряча его лезвие в чехол на ноге, - Продвигаемся, - теперь оставалось во время дойти до нужной комнаты в конце коридора, где явно смеялась толпа мужланов.


- Соломон, что за недовольное лицо? - мужчина громко, противно рассмеялся, хватая красно-розовые волосы, буквально рывком отбрасывая главаря "Пальцев" вперед. Он начал трясти свою кисть, сбрасывая окрашенные, вырванные волосы на пол, наступая на них своей ногой.
Начав рыться в своем кармане, существо мужского пола достало шприц с какой-то желтой жидкостью, - Я человек с запасом, знаешь ли. Не хочу чтобы во время нашей с тобой "идиллии" ты мне голову как самка богомола оторвал, - присев, мужчина снова схватил Соломона за волосы, заставляя на себя посмотреть, - Я буду нежен, голубчик. Но, это не точно,- он начал сжимать свой кулак, будто желая снять с красной головушки скальп, однако, игла пока воткнулась в шею главаря "Пальцев", собираясь вот вот дать новую порцию странного вещества в тело.

Внезапный, громкий свист со стороны коридора. Все повернули свою голову, не понимая кто решил нарушить такую прекрасную сцену, смотря на выход. Когда что-то сверху начало падать, мужчины перевели свои глаза на странное "нечто", как внезапно комнату озарил яркий, чуть ли не выжигающий свет глаза и громкий, ударивший в самые перепонки хлопок. На заводе с обоих концов раздались выстрелы, крики, удары и явные, падающие со звуком капли крови.

Главарь лишь успел схватить свой пистолет, по наитию приставив дуло к шеи Соломона, - Я ЕГО КОНЧУ! - он ничего не видел, ничего не слышал, ничего не понимал. Даже сделать ничего не успел....не успел даже опустошить шприц в Соломона.

Лишь когда глаза вернули свое зрение, он увидел, как все его люди лежат в красных лужах, а на него направлено оружие, которое держала какая-то сучка с яркими, зелеными глазами, в которых отражалось лишь одно: тронешь этого парня - я тебе башку снесу и даже не моргну. Но, его не запугает какая-то шалава с измазанной кровью одеждой. Ведь у него был заложник, ради которого отряд Кэтрин сюда и явился.


Отредактировано Katherine Riesfeld (2020-08-02 19:26:06)

Подпись автора

https://forumfiles.ru/uploads/001a/cc/90/15/877592.jpg

+2

6

Соломон воистину наслаждался всем происходящим. Этой болью, которую они так жаждали ему причинить. Этим диким первозданным чувством, этой сладкой эмоцией ненависти к своей персоне, что казалось, пропитывала каждую стену, каждую колону, каждый миллиметр сажи и каждое из этих довольно ухмыляющихся лиц. Мерзких мордочек маленьких белых кроликов, что смогли поймать в свою ловушку настоящую змею и сейчас благополучно над ней издевались, ощущая себя в безопасности, хозяевами положения, ведь это была их территория, их правила и именно со змея спускали живьем кожу, а не наоборот. Пусть до спускания кожи они и не дошли, ограничившись градом ударов и те, преимущественно наносил один и тот же человек.
Он раздавал команды, всем видом показывая, кто здесь главный, а менее важные его товарищи... на кого же смахивали? Точно, на щенков. На страшно храбрившихся, способных оторвать от тебя кусок сочнейшего мяса, но все же щенков. Маленькая собачка.
Которую так легко просто пнуть ногой.
А иногда даже и нужно.
В детстве "Пальца", эти животные ассоциируются с украденной едой, отгрызенной конечностью какого-то грязного бродяги (чего уж, тогда они все были грязными, а если учитывать этот момент, то испачканный в собственную кровь и копоть Сол и сейчас не смахивал на чистого), да и все это представление в жанре игры с похитителями и похищенным, начало парню изрядно надоедать. Пора было заканчивать. Или начинать. Как уж там будет лучше? Тем более, что мужчина слышал достаточно, а поэтому обязательно надо будет наведать к этому Эрику и его товарищам, где бы они не были.
Где-где, на заводе они блядь...

Но вопреки ожиданиям, выстрели не дали должного эффекта, а головорезы, отправив двоих разузнать, что произошло и вовсе снова возвратились к своим диковинным развлечениям. Но на этот раз... Командир отряда придумал что-то более, на его неискушенный взгляд, веселое. Что-то, что должно было унизить, уничтожить, растоптать лидера банды наемников окончательно. Что-то, что было хуже избиения, расчленения, а лично для Соломона, даже хуже смерти.
Это нечто враз сломило всю напускную браваду пленного. Заставило умолкнуть, вынудило убрать с лица наглую ухмылку, а его взгляд - уставиться в одну точку. Не моргая. Не двигаясь. Он был не здесь, о нет, в этот момент убийца оказался далеко отсюда.
Не здесь.
Не надо.
Не сейчас.
Пожалуйста.
Не они, нет. Эти-то лишь вшивые собаки с планами волков. Там же были настоящие охотники за головами. Или верней было сказать, за глазами?
Я. СКАЗАЛ. НЕ НАДО.
Не хватало лишь звука. Почему все затихло? Ах, ну точно же, ведь кретин, увлеченно переворачивающий Сола на живот, так и не закончил:
- ...Сейчас тебя дрючить буду...
- ...во время нашей с тобой "идиллии"...
- ...я буду нежен...
А потом, гребаный завод для него и вовсе исчез. Остался лишь мрак. Запах гнилых досок. И обнаженные ноги матери монотонно содрогающиеся от толчков огромного тела мужчины на ней.

- Я буду нежен, красавица, - мерзкий утробный голос, принадлежащий гигантских размеров громиле в черных штанах с алыми полосами. Такие были у каждого из них, людей, пришедших за матерью. За частью матери. За ее телом. За разбитыми сердцами каждого из их немногочисленной семьи.
Двенадцать пар ног в одинаковых штанах и одинаковых ботинках. Всего шесть человек. Голоса некоторых, можно было даже назвать красивыми, как у аристократов (тогда Соломон уже знал кто это), у других - они звучали по-уродски, страшно и неприятно.
Неприятно было и маме, которая ничего не ответила на обещания самых здоровых ног о нежности. Ответом ему стал лишь пронзительный женский визг и частые шлепки огромных мужских яиц о обнаженную кожу. Его же яиц.
Тогда Сол еще этого не понимал. Ассоциации всплыли сами, с возрастом, но лучше бы не всплывали и дальше. Ведь они отнимали сон. Делали еще больнее, сотворяли такое, что тот крик матери только сильнее вгрызался в сознание, будто червь, проедающий себе путь в яблоке.
Но и это были не единственные звуки.
Потом был хохот. Хохот слившихся в унисон шести голосов - и тех красивых, и страшных и даже... Один женский? Но не смотря на все это разнообразие тембров голоса, малыш Соломон мог поклясться последней коркой хлеба, что это было самое страшное, что он когда-либо слышал.

Верно, он только слышал и ничего не видел. Зато видела его любимая старшая сестра. Эта полуторачасовая картина четко отпечаталась в ее неизменном пустом после произошедшего взгляде. В дрожащих губах. В волосах, которые из прекрасно-рыжих, стали седыми, будто у дряхлой старухи. Каждое движение этих людей, жестоко издевающихся над матерью, каждое изменение выражения лица их родительницы... Она видела и запомнила все.
Может, потому-то и сошла с ума?

Взрослых не осталось, а снимать болтающуюся высокую сестру с высокой балки заброшенного дома - оказалось практически непосильным трудом. Что за дом такой, спросите? Тот самый, в пыли которого, еще наверняка можно отыскать слюну и сперму шести человек и кровь матушки. Хотя, чего эту кровь искать, тело-то все равно лежит в соседней комнате.

Зачем матери вырвали глаза он тоже понял уже намного позже.
Черт.

А вы были одиннадцатилетним ребенком, собственноручно хоронящим мать и старшую сестру? Наблюдающим сквозь бегущие без устали слезы, как самый младший член их семьи - крошка Элли, таскает камни для хоть какого-то надгробия?

А вы были одиннадцатилетним ребенком, собственноручно хоронящим мать и старшую сестру, а на следующее утро узревшим, что их недостаточно глубокие ямы разрыли бродячие псы и теперь клок седых волос некогда красивой старшей сестренки болтается по ветру, зацепившись за сорняки?

А вы...

А вы когда-нибудь вырывали из живого человека голыми руками позвоночник?
Соломон вот тоже нет. Разве не интересно попробовать? Ой, не врите, точно же ваш ответ будет... "да".
Игла с очередной порцией парализующей отравы совсем слегка прокалывает кожу и намертво останавливается, встретив неожиданно крепкую плоть. Заметил ли это горе-насильник? Вряд ли. Ведь совсем недалеко от него умирали его люди от рук какой-то мелкой дряни. Ведь совсем недалеко погибали его щенки. Ведь совсем недалеко стояла девушка, точно способная убить его, судя по тому, что произошло несколькими мгновениями ранее.
Он истерически тычет оружием в шею заложнику, явно не понимая, что будет дальше. Сероглазка один, все друзья мертвы, а у неожиданной противницы все еще могут быть союзники, сражающиеся против Эрика и остальных.
- Кончишь меня? Или в меня? Как тебе будет приятней, малыш? - похититель не успевает еще раз взглянуть на "Сало", на такого ценного в данной ситуации заложника. Он ничего не понимает, не видит, как на "голубчике", словно нити паутины, лопаются все те веревки, которыми его спеленали. Не осознает, насколько быстро это все происходит, почему его рука вывернута под неестественным углом, а пистолет, единственное оружие, которое не стоило бросать ни при каких условиях, ударяется в ближайшую стену метрах в десяти от них.
Грязно-серые глаза все еще не уставились изумленно на заложника, а в голове вместе с яркой вспышкой боли от сломанной конечности, приходит осознание. Наихудшего варианта. И внезапно хочется броситься на девку, получить в горло нож, умереть от пули, от еще чего... Но волна ужаса сковывает движения, а если бы страха и не было... То разве бы он хоть что-нибудь успел?
Оставалось только посмотреть ему в глаза. В глаза своей смерти. Встретиться с этим золотым полным сжигающей ярости взглядом и...
Оторопеть от удивления. Ведь не было ярости. Или ненависти. Или злобы. Или чего-либо еще. Лишь... Пустота?
Бездонная.
Липкая.
Холодная.
И голос. Спокойный. Неестественно беспристрастный. Просто никакой. Пря-я-я-ямо на ушко.
- Дрючилка еще не выросла.

Резко погрузить руки в спину похитителю, пронзая плоть и наверняка разрывая внутренние органы, но это все уже не важно. Совершенно.
Покрепче ухватиться за позвоночник и потянуть на себя, выдирая вместе с плотью. Забывшись, вытереть со лба выступивший пот, тем самым запачкав себе все лицо в алое. Продолжить начатое и заметить, что не поддается.
Ну логично.
Придется надломить чуть ниже черепа и чуть выше таза и попробовать снова. Вот так. Теперь заметно лучше! Как родной пошел. Можно наконец и улыбнуться, удовлетворенно выдохнув.

Сол хватает труп своего "самца богомола" за ногу и бросает его в стену, оставляя на бетонной поверхности огромную кляксу, медленно сползающую вниз. Потом подходит поближе, оказавшись к ней вплотную и долго смотрит.

Наконец, наваждение проходит, а прошлое с трудом, но получается загнать поглубже в недра сознания. Соломон наконец вспоминает, что в комнате был кто-то еще и удивленно смотрит на девушку, что по сути, здорово ему так помогла или как минимум, облегчила жизнь.
Что же надо в подобной ситуации сказать?
Точно.
- Пряник будешь? - с добродушной (правда добродушной) улыбкой говорит "Палец", только сейчас заметив, что оказался в конце комнаты и тут же почувствовав, как земля начала уходить из-под ног.
Похоже, даже для него побои не прошли бесследно. Парень только и успел, как опереться спиной на стену (там, где она была почище) и принялся медленно сползать вниз.

Отредактировано Solomon (2020-08-10 18:38:01)

Подпись автора

...и никакого Закона

+2

7

- Кончишь меня? Или в меня? Как тебе будет приятней, малыш? - когда похититель явно сглотнул, не успевая понять как путы его заложника начали обрываться, Кэтрин явно заметила как ситуация быстро меняется, набирая обороты. Её взор уловил как веревки просто спали с тела, а нечеловеческая сила заломила руку сероглазого мужчины, выворачивая в противоположную сторону от сгиба локтя.
Хруст и громкий, разрывающий тишину крик. Такой сильный, звериный, будто его издал совсем не человек. Крик боли, отчаяния и понимания своей скорой смерти. От этого вопля все внутри сжалось. По спине пробежали мурашки, глаза от удивления расширились. Да, Ризфельд этого совсем не ожидала, всего на пару секунд замерев от увиденного, чувствуя, как тело начало пробирать от озноба, стоило руке Соломона погрузиться в спину мужчины.
Легко и непринуждённо, будто в какой-то малиновый десерт. Не самое лучше сравнение, однако главарю "Пальцев" явно не составило труда преодолеть все мышцы, все волокна, ухватываясь за основу скелета человека, не обращая внимания на алую жидкость, которая начала еще больше окрашивать пол. Это было настолько...жестоко, что спец-агент чуть не забыла об аккуратности, отойдя от Соломона лишь тогда, когда помимо моря крови на спине преступника показалась заветная цель незнакомца.

Девушка сделала пару шагов назад, стараясь унять противное, тошнотное чувство. Она видела многое: вырывание органов, с которых лилось помимо крови другие массы, расчленение, снимание скальпа....однако вырывание позвоночника - никогда. Ведь для этого нужна была особая сила, или как минимум предметы для разрезания плоти. Особая сила или практика. Сила магии.
Именно это заставило двух мужчин из отряда Кэт направить свое оружие на красноволосого парня, медленно подходя к спец-агенту и готовясь в любой момент выпустить несколько пуль. Они не были готовы ко встрече с магом, и занимаются этим отдельные личности Префекториума, уж точно не они.
- Кэтрин, может... - начал говорить Митч, не сводя с Соломона своих темно-голубых глаза, держа палец на курке.
- Нет, - он не успел договорить, так как спец-агент его перебила. Да и так было понятно, что он хотел предложить. Пока главарь "Пальцев" наслаждался картиной на стене в виде кляксы крови, отряд метался в сомнениях. С другой стороны, мало хотелось приближаться с тому, кто может засунуть в тебя руку чисто из развлечения, с другой маг явно не проявляет к их персонам какой-либо враждебности.
- Ты читал заявление его брата? - тихо проговорила Ризфельд, только сейчас направляя оружие в пол и поворачивая голову в сторону напарника.
-"Могут быть приступы жестокости из-за тяжелого детства" - процитировав предложение, она замечает на лице Митча выражение: "Да брось". Не будь Соломон магом - вопросов не было, ведь его "брат", который по совместительству является таким же "Пальцем", максимально четко расписал некоторые повадки своего главаря, дабы нашедшие его офицеры не пустили шальную пулю в ломающего чужие пальцы чувака.
- Кэтрин... - буквально прошипел мужчина, замечая, как их цель наконец пошевелилась, медленно оборачиваясь.
Золотистые глаза уставились на единственную девушку в отряде, задерживая свой взгляд. Повисла долгая, давящая тишина, которую никто не хотел нарушить. Ожидание, нервные глотки, наглаживание приятного металла указательным пальчиком. И вот, уста незнакомца приоткрываются, выдавая...

- Пряник будешь? - мужчина, возрастом примерно 25+, весь в странных полосках-татухах, с красными волосами, странными золотистыми глазами, весь в крови от недавно выдернутого позвоночника говорит "Пряник будешь?". Пряник. Будешь. Мать. Вашу.
Лицо троих работников Префекториума просто застыло от непонимания. Это была шутка? Если судить по его добродушной улыбке - нет. Но про какой пряник он говорит? Про обычный, или с кровавой "изюминкой"?  Или, быть может, он вообще пряник чем-то другим называет....
Кэтрин немного подвисла в своих раздумьях, подзабыв недавний инцидент с жестоким убийством преступника. Она пыталась разобрать причину такого странного предложения, пока не заметила как Соломон начала медленно сползать по стеночки. И не услышала странный треск. Возможно, никто этого не заметил, однако кошка не хотела рисковать, потому взяв свои...э, взяв всю свою решимость и бесстрашность, она начала медленно подходить, попутно убирая пистолет в кобуру.

Где-то сзади кто-то раздраженно цыкнул, но никто из мужчин ничего не сказал, оставшись стоять на своих позициях с оружием в руках.
Как только Кэтрин почувствовала под своими ногами явно другой, хлипкий материал, похожий на металл, она отошла на один шаг назад, где пол был более чем крепкий.
- Послушайте, - она медленно присела на корточки, дабы Соломону не пришлось запрокидывать голову, - Не могли бы вы найти в себе силы и подойти ко мне? Кажется, слишком шаткий пол, потому будьте аккуратны, - её голос был спокойным и мелодичным, даже скорее успокаивающим. Ризфельд знала нельзя делать резких движений, или как-то повышать голос. Любой фактор, который может привести к раздражению скорее всего приведет к такой же реакции. Если бы не кровь на девичьей щеке её образ был как нельзя положительным. Но, будь проклята чумазая моська Кэт.

Левая рука ухватилась за ткань, медленно оттягивая перчатку. Когда ладошка полностью избавилась от данного вида "одежды", кошка протянула Соломону руку, дабы как-то ему помочь, когда он приблизится. Девушка боялась подходить, оставаясь на расстоянии трех шагов, так как не знала выдержит ли эта часть двух человек.

- Главное медленно и осто.... - Ризфельд внезапно замолкла, прислушиваясь. Лишь спустя секунду под ногами прошлась еле заметная вибрация, а где-то на заводе прозвучал странный, чуть тихий хлопок. Будто какая-то хлопушка. Митч сразу схватился за рацию, начав в нее говорить что-то из разряда: "Что у вас произошло?", но вместо ответа послышалось ожидаемое пш-пш-пшшшшшшшшшш.
Кэтрин резко поднялась, начиная очень аккуратно, как кошка на льду идти в сторону Соломона, успешно приодолевая расстояние между ними. Очень повезло что не раздалось никаких других звуков, потому спец-агент спокойно присела, беря руку главаря "Пальцев" и запрокидывая её через голову, дабы помочь ему встать. Только Митч и Джеф начали подходить, как раздался...нет, не хлопок как в прошлый раз, а взрыв, звук которого волной прошелся по всем помещениям. Потом еще один, но уже ближе, потом еще.

Все поняли, что происходит. И только Ризвельд делает вместе с Соломоном шаг вперед, как раздается металлический скрежет и под ногами, будто распахнулись железные двери, исчезает ровная поверхность. Не за что было зацепиться, никто даже спохватиться не успел.
В нос ударила какая-то затхлая сырость, тело начало проваливаться в какую-то темную яму, или даже в длинный коридор ведущий вниз...и раздается последний, самый сильный взрыв, языки пламени которого были последним, что увидела Кэт перед приземлением на что-то мягко-твердое. То ли коробки, то ли пахнущую мочой одеждой. То ли все сразу. Но ей не повезло, и затылок встретился явно не с самым мягким, резким толчком отгоняя сознание в даль, заставляя мозг укутаться тьмой.

Подпись автора

https://forumfiles.ru/uploads/001a/cc/90/15/877592.jpg

+2

8

Сол касается затылком прохладной стены, прям чувствуя, как многолетняя сажа прилипает к волосам и недовольно морщится. Несмотря на всю мерзопакостность ситуации, боль настигает его не сразу, не мгновенно начинает беспокоить повсеместной ломотой и целым веером неприятных ощущений. Пока что его сознание занято чем-то другим. Чем-то... Чуждым нормальному человеку? Ведь хоть прошлое и ушло в самые темные и глубокие закоулки души, осталось то, что это прошлое породило совсем недавно - нечеловеческий вопль, спровоцированный ужасными муками. Кровь, что ручьем бежала по рукам "Пальца", прямо до локтей и уже там стекала вниз, но даже и без этого обильно брызгала во все стороны... Перекошенное бледное лицо с застывшими от невообразимых страданий глазами и тело, что будто мешок с навозом, с мерзким хлюпком и хрустом врезается в стену. Тогда мужчина был в состоянии аффекта. Тогда он не видел. Тогда не слышал. Тогда молчал. Тогда все было иначе, будто в сне или в тумане, что плотной алой пеленой застилал глаза. Но эти ощущения нельзя было просто выбросить и забыть. А раз не распробовал тогда - самое время сейчас возобновить их в памяти и прокрутить в голове еще раз, все с самого начала.
Похоже, тебе тоже понравилось, "сероглазка".
И только когда представление со все теми же актерами в голове Соломона закончилось, пришла боль. В ребрах, в челюсти, в голове, на голове (вырванные волосы дают о себе знать), совсем немного в лопатках и уже больше, так сказать, объемней - в районе почек.
Сука.
Хорошо же его отделали, ничего не скажешь. Сколько уже времени прошло с последнего подобного раза? Месяца два? Или чуть больше?
Несмотря на боль, что порой даже вздохнуть не давала, "Палец" прекрасно видел, как металась в сомнениях троица неподалеку от него, направив на того, кого они совсем недавно хотели спасти, оружие. Нет, их лица практически не менялись, а по губам он пока не научился читать. Однако мрачная решимость, что исходила от них, будто какой-то аромат и даже немного отрезвляла от болевых ощущений самого мужчину, действительно завораживала.
Тут уже, остается всего несколько вариантов. Простых, как вот все эти ребята, в крайне интересных позах разбросанные по полу. И пока что, ни один из них, не устраивал самого Сола.
Один. Троица заберет его и бравым маршем потащит в гнездо ужаса и разврата - в ближайшее отделение Префекториума, конечно же. А там уже, захлебываясь, ребятишки начнут рассказывать, как несчастный пленник вдруг начал лепить из позвоночника страшного похитителя папье-маше и обмазываться его кровью. Что за этим последует? Как минимум очееень неприятный допрос. Как максимум - кое-что похуже.
Два. Они решат, что он не особо-то им и нужен, да еще и опасный, да и вообще мутный какой-то (Сол всегда был реалистом, хоть привычка давать характеристики самому себе, его изрядно и забавляла), так что лучше будет угандошить его по-тихому, а потом уже либо написать в рапорте о трагической гибели заложника, либо упомянуть о его агрессивности и кровожадности, что будет даже более разумно, чем просто соврать. Сможет ли противопоставить им хоть что-то в подобном состоянии Соломон? Несомненно. Скорее всего, их убиение будет стоить ему еще одного-двух серьезных ранений, но это все равно сейчас равносильно смерти. Так что... Скученные шейки ищеек Закона, уже ему никак не впадут, разве что порадовать себя перед смертью.
Другое дело, что магия все еще действовала и скажем, от кровопотери Сол сейчас бы не умер, но... Опять-таки, гребаную боль никто не отменял.

Наконец, что-то изменилось и "длительное" ожидание (вряд ли прошло более десятка секунд) наконец, закончилось. Девушка постепенно приближалась к тому, кто так жестоко обошелся с обидчиком всего несколько минут назад и похоже, не особо-то и боялась сидевшего перед ней мужчину.
- Послушайте, не могли бы вы найти в себе силы и подойти ко мне? Кажется, слишком шаткий пол, потому будьте аккуратны, - его голос был тихий, спокойный и кажется, даже завораживал. Вот так сидишь возле стеночки, постанывая от перелома ребер и выбитых зубов, прямо рядышком с огромной кровавой кляксой с белыми вкраплениями костей, а к тебе с небес спускается такой ангелочек и хочет тебе помочь. Сказка а не жизнь, правда?
Вот только... Ангелочек забыл утереть с личика кровь. И совсем недавно ангелочек хладнокровно убивал похитителей, которые по сути, лично ей, милашке с ужасно красивыми зелеными глазами, ничего не сделали. Стоит признаться... Это напомнило ему...
Меня.
- Конечно... Немного голова кружится... - еще точно стоит некоторое время прикидываться чутка немощным, дабы не вызвать у законников неожиданных приступов агрессии в его сторону. Если уж на то пошло, пока что надо подыгрывать, тем более, что болит все и взаправду страшно. Так что... Он ранен. Ему нужна помощь. Плевать на пол, сам Сол не справится.
Возможно, это было глупо. Еще более возможно, что опасно. Но все же... Еще чуть-чуть...

Далекие раскаты чего-то, что бы это ни было, определенно не внушали хорошие мысли. Ладно, теперь точно можно было перестать разыгрывать спектакль и податься навстречу девушке, позволяя ей перекинуть свою руку через голову. Вот так, отлично. Соломон сам не пойдет. Ему действительно трудно двигаться.
- Спасибо... - говорит тихо, зажмурившись от очередной вспышки боли (к сожалению - настоящей боли), где-то в боку, - на самом деле... - парень удивленно уставился себе под ноги, почувствовав что-то отличающиеся от той вибрации, что вынуждала метал под их ногами дрожать уже некоторое время и снова было открыл рот, чтобы что-то сказать, но слова схлопнулись где-то глубоко внутри, уступив место непроизвольному крику, что вырвался из Соломона именно в тот момент, как они начали...
Падать? Проваливаться? Что, мать его, происходит?
Это все... очень хреново.

Наконец, Сол приземляется, начисто ломая своим телом какие-то гнилые и влажные от плесени ящики, плашмя проваливаясь в кучу какого-то говна (по другому пахнущую экскрементами кучу, в которую они упали, не назовешь) и сразу же подрывается, пытаясь подняться. Тело отзывается болью, огромным количеством боли, но "Палец", стиснув зубы, чуть небрежно вытаскивает за ногу одну из спасителей, которая провалилась вместе с ним и ухватив на руки, пытается выбраться на твердую поверхность. Рация на ее груди начинает шипеть, передавая чей-то искаженный голос, но Соломон не слушает, а кладет девушку на пол и нависает над ней, внимательно всматриваясь в лицо, а после касаясь двумя пальцами шеи, нащупывая пульс.
Живая.
Ну. Была живая. Соломон сплевывает кровь из саднящих десен, где совсем недавно красовались молодцы-зубы и чуть замахивается ладонью, намереваясь одним ударом сломать малышке шею. Что поделаешь, не он такой, жизнь такая. А ему с силовиками Префекториума точно не по пути. Тем более, что было бы неплохо наведаться к тем членам банды, которые находились в другой части завода и посмотреть, выжил ли там кто после подобного бедлама. И если выжил, то сделать так, чтобы больше никому не пришло в голову его похищать. Это еще хорошо, что на него все еще действовала магия и он не свернул шею во время падения.
Ребро ладони замерло в сантиметре от нежной тонкой кожи, а Соломон скривился, будто вступил в нечто максимально неприятное и мерзкое. В что на этот раз?
А в то, что она пыталась ему помочь, хоть и видела, на что он способен и каков человек. Глупышка конечно несусветная, но все же. А еще... если бы не она и ее дружки, то ему определенно было бы труднее освободиться и выпилить всех в той комнате. Так же... Он просто сливки с одного товарища собрал и все.
И когда это я стал сентиментальным?
- Ч-ч-черт, - Сол со злостью пинает труп одного из похитителей (видимо, провалился вместе с ними) и продолжая сквернословить, тащит девушку к месту, где с потолка падали огромные ржавые капли воды (может, еще со времен работы предприятия в трубах осталась техническая жидкость?). Он подставляет лицо девушки прямо под них, некоторое время наблюдая как они бьются о смазливую мордашку, а после опускается возле нее на колени и не сильно хлопает по щекам.
- Просыпайся, красавица. Мы в жопе.
Почему просто не оставил ее без сознания и не пошел дальше? Кто знает. В любом случае, уже поздно думать. Еще легавую не спасал.
Он не собирается возить ее на спине или еще что. Не сможет идти - пусть остается. Будет мешать - "Палец" ее прикончит. В любом случае, Сол уже знал, что будет делать дальше.

Отредактировано Solomon (2020-08-12 20:01:10)

Подпись автора

...и никакого Закона

+2

9

Темно. Темно, липко и...и воняет. Сначала это был тошнотворный запах, который щекотал обоняние своим притворным ароматом. Знакомый, но это не делает его прекрасней, лишь пробуждая отголоски сознания, которые трепыхались в голове стараясь вернуть ясность ума. Однако веки были слишком тяжелые, в ушах звенели колокольчики, а тело даже слушаться не хотело. Она просто чувствовала, как что-то происходит, не имея шанса выбраться из липкой, утягивающей на дно тьмы.
А потом был запах железа. Знаете, когда вокруг куча крови и в воздухе начинает витать металлический душок? Вот примерно тоже самое. С каждой новой каплей ржавой воды Кэтрин начинала приходить в себя, задаваясь лишь вопросом почему так ПАХНЕТ. С одним томным, глубоким вздохом мозг не успевает справиться с таким шквалом сигналов от рецепторов, от чего девушка сильно хмурится, стараясь не только открыть свои глаза, но и разобраться слова Соломона.

- Красавица в жопе? - она услышала неполное предложение, медленно поднимая свои веки. Стараясь посмотреть на главаря "Пальцев", она еще больше морщится от мутной пелены перед глазами, которая была как очки с мыльными стеклами, через которые Ризфельд смотрела. Девичья рука крайне долго поднимается к голове, заводясь назад и касаясь затылка, от чего Кэтрин невольно дернулась от резкой боли. На нескольких пальцах остались явные следы свежей крови, которые та приметила даже со своим расфокусированным взглядом.

- Вы в порядке? - странный вопрос, учитывая, что Соломон сейчас выглядит на общем фоне как огурчик, чем жаренный баклажанчик в виде легавой.
Сейчас Ризфельд не могла скрыть всех своих эмоций, потому в голосе, как и в мимике лица проскочило переживание за мужчину. Обычное, простое переживание, в котором чувствовалась тревога за его физическое состояние, которое вполне могло ухудшиться.

Она чуть поддается в сторону, отползая от места падения и скопления грязной воды, начиная с некой неуклюжестью снимать с себя черный как сажа бомбер. Как только он спадает с плеч, Кэтрин просто начинает вытираться им лицо, не боясь показать Соломону что под данной курткой был легкий, по сравнению с другими, бронежилет с несколькими карманами.
Как только противная, так себе пахнущая вода в большем количестве впиталась в ткань, девушка еще немного повозила им по своим волосам. По крайне мере по тем, которые стали мокрые от капель воды, после чего ложа бомбер на грязный пол.
Спец-агент уже явно могла нормально видеть, однако она в какой-то момент будто зависла. Да, голова болела, да, была мутность в сознании, да в ушах немного напевали птички, НО. Но в помещении, помимо запаха мочи, сырости и металлического душка было еще что-то. Такое противное для обоняния Кэтрин, и такое приятное для тех, кто этим пользовался.
Её крылышки носа лишь слегка дергались, как у кошки, которая принюхивается, а зеленые, странно блестящие в полусумраке глаза смотрели в одну точку. Казалось, что Ризфельд просто сломалась, пока не резко, но довольно тихо не произнесла:
- Оставайтесь тут, пожалуйста. В вашем состоянии лучше копить силы, да и кто знает, что там впереди, - она догадывалась, потому попросила Соломона остаться в этом забытом месте, дабы сходить на разведку.
Еле поднявшись, прямо по стеночки, спец-агент достала из своего жилета небольшой, но хороший для освящения своего пути фонарик. Как только он включился, свет по велению руки Кэтрин направился в коридор, который был в стороне. Грязный, сырой, его стенки были непонятно в чем измазаны, от чего даже касаться их не хотелось. Что-то серое, желтое и красное, они будто были извазюканы во всех самых "приятных" человеческих жидкостях...и не только жидкостях.

Ризфельд было противно, но вполне привычно. Девушка начала делать шаги вперед, дабы протий одной по этому странному пути, однако похоже, главарь "Пальцев" был против. Чем он думал? Понятное дело никто не хотел оставаться в такой прекрасной компании наедине с обсосанными тряпками, но уж лучше кто-то один пойдет на разведку, и в случае чего получит лещей.
- Ах, ладно....только будьте за мной. В случае чего бегите вперед. Не думаю, что от сюда нету выхода, - именно, Ризфельд была готова задержать что-то, или кого-то, пасть жертвой ситуации и дать возможность Соломону уйти. Её голос был очень серьезен. Она явно дала понять, что в данной ситуации жизнь мужчины имеет куда большую для нее ценность, чем своя, лишь украдкой посмотрев в золотистые глаза для пущей убедительности.

Их путь был темным, несколько отвратительным, но не особо долгим. Как только от света фонаря что-то блеснуло впереди, рука спец-агента рефлекторно легла на кобуру. Они продолжили идти, пока не оказались в небольшом зале, стенки которого были непривычно сглажены, делая помещение на квадратным, как это принято, а круглым. Вокруг стоило куча столов с разными склянками, колбами, трубками и горелками, некоторые из которых были собраны в одну конструкцию, а некоторые стояли отдельно. Где-то даже виднелись заполненные емкости с красной жидкостью.
Кэтрин уже знала, что это все из себя представляет. Поняла это по химическому запаху со странной малиновой ноткой. И, как только она подошла к одному из столов, аккуратно убирая чуть пыльные бумаги с "рецептами", она увидела прозрачный, незамысловатый пакет, в котором явно виднелась горсть красных кристалликов.
- Рубиновая радость... - тихо проговорила кошка, озвучивая название очень недорогого вещества. Наркотики, отрава, рубиновая радость, красная смерть - у него много названий. Им часто балуются барышни из борделя, дабы поднять себе не только настроение, но и либидо вместе с фантазией, которая начинает просто играть перед глазами разными глюками.

Подпись автора

https://forumfiles.ru/uploads/001a/cc/90/15/877592.jpg

+2

10

Самый странный законник, которого я видел.
Она что, на полном серьёзе беспокоится о нем даже сейчас? Отбросив все переживания, опасения, даже то, что так внезапно разделилась с товарищами и сейчас находится один на один с больным на голову ублюдком, пять минут назад размахивающим чужим позвоночником, как ребенок ветряком на палочке? Это было... Удивительно и даже немного неестественно, волнующе и дико. Но от того не менее забавно и весело. Черт, Соломон уже не жалел, что не оставил барышню умирать в той куче гнилья или не свернул ей шею. Разве не лучше, когда можно от души поудивляться человеческой глупости и наивности? Определенно.
Тем более, когда речь идет о такой милашке. И где они таких находят? Но нет, "Палец" не спешил очаровываться этими зелеными глазами и сладким устам, что так томно (и чего он себе уже навоображал?) спрашивают, в порядке ли он. Ведь еще чуть раньше того, как вакханалию начал творить сам Сол, эта девчушка превращала здоровых мужчин с ярким криминальным прошлым в безжизненные тела, медленно подтекающие небольшими лужицами крови.
- Я в полном порядке, - мужчина слегка измученно улыбается и наконец, снова распрямляется всеми своими чреслами, сразу же начиная вертеть на все стороны головой, пытаясь разобрать, что еще кроме всего этого дерьма, еще имеется в данном помещении... Эээ... Подвала? Канализации? Не суть, - вот только ощущения, будто сейчас распадусь на куски, - Сол коротко засмеялся, будто вспомнил смешную шутку и взъерошил ладонью грязные волосы.
Парень заинтересовано посмотрел на бронежилет, который оказался у спасительницы под одеждой, но пока что решил не задавать вопросов по поводу данного предмета гардероба и мыслей, которые его посетили на счет истинной профессии девушки. Пока что ее подготовка, навыки и снаряжение наталкивали скорей на раздумия о каком-нибудь спецотряде, чем о обычном полицейском. Да и то, что ему удалось услышать с разговоров бандитов, уж очень слабо тянуло на торжественную казнь "Пальца" и не менее торжественное лишение его определенной девственности. От всего этого веяло нехилой такой тайной, но честно говоря... Соломон хотел одного - удостовериться что каждый из данной банды кормит собой червей и благополучно свалить дальше жрать пряники. Хотя...
Список борделей придется пересмотреть.
Тем временем, мужчина подмечал каждую деталь и каждое изменение в повадках девушки (как например то, что произошло мгновением позже, когда юная особа будто концентрировалась на чем-то), еще больше убеждаясь в правильности своих домыслов и в том, что оставить ее в живых было отличной идеей.
Благо, она еще могла позабавить одного татуированного морального урода с очаровательной улыбкой и притягательным взглядом, цвета покрашенных в золотой цвет медяков.
Конечно же, "Палец" игнорирует ее просьбу оставаться на месте и спокойно следует за ней, почти (очень почти) привыкнув к болезненным ощущениям и с явным интересом разглядывая стены, покрытые... Чем-то. Чем-то еще более мерзким чем та куча.
- Навевает воспоминания...  - бурчит себе что-то несуразное под нос и продолжает мягко ступать чуть ли не шаг в шаг за ведущей в их цепи, практически не издавая ни единого звука несмотря на обилие мусора вокруг.
Да, это и правда навевало воспоминания. О доме. О той помойке, где они пытались найти еду. И о всех тех людях, что тоже пытались, а потом умирали посреди мусора, сами становясь мусором. Потом приходили хмурые дядьки-вигилы и выносили их всех куда-то. А Сол старательно притворялся просто кучкой листьев и земли...
Мммм, ностальгия. Какое прекрасно и первозданное чувство.
Забыл бы все к чертовой матери.
- Да-да, если что, я сразу же побегу. Буду бежать без оглядки, - парень утвердительно закивал, пытаясь не казаться особо саркастичным, ведь не стоило ссориться с той, кто говорила так серьезно и искренне.
Настолько фанатично любит свою работу?
Готова умереть за первого встречного, уже даже не обращая внимания на его действия десятком минут назад?

Да, она определенно ему нравится. Не как женщина, но как интересный собирательный образ всех тех качеств, которыми, по слухам, должны были обладать "хранители нашего спокойствия". Ага. Жаль, что во всей их гребаной системе, таких как эта не наберется и дюжины.

Импровизированная лаборатория, в которую они попали, не особо-то заинтересовала Соломона. Но вот то, что девушка нашла под стопкой бумажек, это да, вызывало неподдельный интерес.
- Рубиновая радость...
- Именно. Чистая, без примесей. Казалось бы, вот эта дрянь настолько дешевая, что прослыла отравой для шлюх и бандитского отребья мелкого разлива, - Сол ловко выцепил пальцами из пакета один из алых кристалликов и покрутил его в пальцах, - но стоит слегка изменить состав, как красный цвет сменится на ртутно-серебристый и цена вырастет в сотни раз, а закидаться им будут уже аристократы и их балованные детишки, - "палец" вернул "рубин" на место, ведь даже он уже оставил подобную дрянь позади и давно перешел на вещества поприличнее.
К чему вообще был этот монолог? А хрен его знает. Разве плохо порассуждать немного в дружеском кругу? Особенно, когда компания в перспективе обещает стать еще более приличной и обширной... Ведь внезапно, будто из пустоты, где-то впереди послышались голоса...  Ругань, крики...
Или скорее предсмертные вопли?
И топот. Топот нескольких пар ног, что приближался с той стороны. куда они только собирались двигаться. Ног, которых судя по звуку глухо падающих на землю тел, становилось все меньше с каждым прошедшим мгновением.
Еще секунда - и в зал, в котором они с законницей находились, влетело нечто грязное, заляпанное кровью, запыхавшееся и с круглыми от ужаса глазами.
Это нечто изумленно уставилось на их парочку, сначала взглянув полным немого отчаяния взглядом на испачканного в остатках бандита Соломона, а после не менее радужно, и на девушку. Где-то секунду оно тяжело дышало, пытаясь привести дыхание в норму, а после прошипев что-то вроде:
- С-с-суки, - вскинуло к плечу свое оружие, представляющее четырехствольное нечто и веером зарядило картечью сразу со всех стволов, - Снова ты, Сало?
Совсем небольшие, но от того не менее смертоносные кусочки свинца разнесли вдребезги несколько колб, штативов и прочей хренотени для варения наркотиков, а Сол, искренне надеясь, что девушка додумается спрятаться, прыгнул за один из столов, безбожно переворачивая хрупкое оборудование и надеясь, что такого укрытия хватит на дольше, чем на еще один залп.

Гулкие, размеренные и явно менее панические звуки шагов снова донеслись оттуда, откуда прибежал стрелок, а когда к ним прислушался и он, то совсем раскис и чуть не рыдая, полез куда-то под плащ, выуживая что-то шарообразное и подозрительно смахивающее на гранату, но "Палец" этого всего уже не видел, так как сосредоточенно искал, чем таким тяжелым запустить в неожиданно еще одного желающего отбить ему голову.
Он... Из первой группы? Той, что с ученым?
И кто, мать его, такой страшный в коридоре? Страшнее меня?
Соломон широко улыбнулся и облизнулся в предвкушении.

Отредактировано Solomon (2020-08-12 23:17:06)

Подпись автора

...и никакого Закона

+2

11

Довольно информирован про наркотики. Чистое любопытство, или издержки профессии? Кэтрин лишь внимательно следила за пальцами мужчины, смотря как он перебирает маленький кристаллик подушечками пальцев, разглядывая столь дешевую дрянь. Её фонарь светил прямо на лицо Соломона, ослепляя его глаза. Девушке стало интересно, положит ли этот человек себе в рот красную радость, начав причмокивая вкушать малиново-химический вкус. Но, благо всему на свете, Сол вернул рубин в пакет, вызвав облегченный вздох спец-агента Префекториума. Не хватало еще тут ловить мужика под наркотой. Мужика, который недавно вырвал человека позвоночник....
- Как бы то ни было, это место все равно прошерудят и "очистят" работники Префектуры, - спокойно проговорив, Ризфельд возвращает пакетик с красными кристаллами на место.
- А нам лучше не заде.. - не успев договорить, кошка молниеносно отреагировала на звуки впереди, поворачивая голову. Это было плохо, очень плохо. Начиная от того, что они были в западне, и заканчивая тем, что стоило Ризфельд сделать шаг в сторону, как в районе её затылка пронеслась сильная боль. Боль и мутность, глаза не могли сфокусироваться, ноги стали получать от мозга непонятные сигналы, от чего колени вот вот могли согнуться, роняя тело. А топот приближался. Расстояние встречи с незнакомцами...нет, их становилось меньше, кто-то до них не дошел, а кто-то все быстрей быстрейц пытался добраться до круглого помещения.
Это было плохо. Ведь как только неизвестный показался, оглядывая парочку, он судорожно начала доставать оружие. Медленно, неуклюже. За это время Кэтрин могла десять раз проделать в его голове дырку, но вместо этого она из последних сил своего худо соображающего мозга поплелась обратно, к укромному мету, замечая, как Соломон уже нашел себе укрытие. Стол? Ладно, будем надеяться, что он его спасет хоть одного залпа.

Коридоры наполнились хаотичной стрельбой по всему попало. По стенкам, по полу, по пробиркам. Неизвестный просто стрелял, будто таким образом мог отстрочить свою смерть. Он это и сделал, если так подумать. Ведь кошка, в силу данной ситуации могла лишь стоять за стеной, начиная руками шуршать по карманам своего жилета, - Правый или левый? Правый, говорили, что правый, - боль как от вонзающихся в мозг иголок, треск и гул в ушах от громких выстрелов, знакомый, но в тоже же время, отдаленный из-за сотрясения запах пороха. Хотелось прилечь, поспать, отдохнуть...
- Правый, с желтым цветом, - но этого нельзя было сделать. Как только рука нашла маленький, чуть ли не по длине в указательный палец шприц, Ризфельд на ощупь сняла колпачок, нервно бросая его в сторону.  Легкое нажатие на поршень и чуть желтая жидкость струйкой устремилась в сторону. А потом еще одно не менее приятная боль в шеи. Когда игла вонзается в кожу не бывает приятно, особенно в таком "нежном" месте. Нужно было терпеть и просто выжать все без остатка, пока в кровь не попадет достаточное количество нужного вещества.

- Давай же, действуй, - в глазах все двоилось, тело только спустя секунды три начало нормально отзываться, давая кошке возможность хотя бы достать свое оружие. Главное продолжай стрелять, чумазый незнакомец, ведь всему есть свой предел, как и твоим боеприпасам.

..

Тот, чьи руки тряслись от хаотичной стрельбы и отдачи своего увесистого оружия, а быть может от страха, внезапно остановился. Притих, завис, начал вслушиваться. До него явно доносились звуки со стороны, что предвещали что-то страшней, чем смерть от гранаты. Это был идеальный шанс, особенно, когда до слуха Кэтрин дошел явный шорох ткани, которую чумазка начал трогать на себе.
Что-то искал? Так даже лучше.
Бросив фонарь, наступая на него ногой, Ризфельд пару раз его катает по полу, пока он не включился от нажатия в нужном месте, почти сразу его слегка толкая вперед. Его свет буквально устремляется на мужчину, привлекая его внимания от шарообразной...гранаты? Не важно. Важно было то, что глаза неизвестно если и были открыты, то точно какое-то время были устремлены на неизвестный, сильный источник света.
Паника, страх...понимание своей беспомощности как загнанная в угол лань, которую прижали хищники. Как сильно эти чувства иногда могут опьянить разум человека, раз даже в такой момент его мозг не понимает одного единственного, важного факта. Факта, от которого глупо даже умереть, ведь ты не сразу понимаешь, что это обычная приманка. Перестраховка. Что вот сверху выглянула чья-то фигура, в руках которых находится пистолет...от которого раздался одинокий, громкий звук выстрела.
А потом ты просто не можешь мыслить, даже закончить начатое, роняя со своих рук круглое нечто. Ведь в твоей голове явно затесалось что-то лишнее...или не лишнее, а прошедшее насквозь. Если судить по пистолету Кэтрин, то осталось, дополнив мозг чумазого незнакомца лишней "деталькой".

- Если бы я его не подсветила... - пронеслось где-то в голове спец агенты, что недавно высунулась из-за угла, метко выстрелив в черепнушку. Она коснулась лбом стены, чувствуя, как голова хоть и стала "ясной", но осталась такой же тяжелой. Ложная, временная иллюзия что ты в порядке. Быстро проходящая для возвращения организма в нормальное состояние, дабы его не перенапрягать.

Казалось, что на этом все. По крайне мере Ризфельд так хотелось. Хотелось даже тогда, когда пришлось снова спрятаться, быстро беря фонарик в руки и выключая, так как это была еще не все. Ведь все ближе к ним приближался кто-то еще. Уверенно, казалось, что даже напевая что-то себе под нос. Мелодично....и знакомо.
- О нет... - лицо девушки скривилось.
- Когда-то давно~
Когда ромашки зацвели~
- мужской голос будто специально звякал связкой ключей, подбираясь к круглому залу.
- Ну почему...ну за что...
- И тогда ты мне сказала: "Я тебя люблю"
- Что это существо тут забыло?
- Я был в восторге! Ох прости....я просто снова лгу~ - он остановился около трупа, под которым уже была большая, растекающаяся лужа крови.
Повисла недолгая тишина.
- Котенок, ты убила мою игрушку, - услышав этот наигранно - обиженный голос, Ризфельд просто вышла из своего укрытия, пряча свое оружие в кобуру. Её рука попутно осветила противную персону с ног до головы, давая ей убедиться в том, что перед ней Лис Префекториума, а также однофамилец.

Отредактировано Katherine Riesfeld (2020-08-16 17:42:54)

Подпись автора

https://forumfiles.ru/uploads/001a/cc/90/15/877592.jpg

+1


Вы здесь » Sintior: gears and wonders » Повреждённые свитки » 16.05.524 | Похищение века


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно