https://forumstatic.ru/files/001a/cc/90/76603.css https://forumstatic.ru/files/001a/bd/39/67352.css

Sintior: gears and wonders

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sintior: gears and wonders » Личные эпизоды » 05.04.524 | play destroy


05.04.524 | play destroy

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

5 апреля 524 | поезд Крестоун → Эверстейт
https://forumfiles.ru/uploads/001a/cc/90/21/411416.jpg https://forumfiles.ru/uploads/001a/cc/90/21/187846.jpg https://forumfiles.ru/uploads/001a/cc/90/21/145712.jpg https://forumfiles.ru/uploads/001a/cc/90/21/416891.jpg

Rupert Ash → Cupid
[личный]

ПРЕАМБУЛА

«Посмотрите – вокруг нас люди всех классов, всех национальностей, всех возрастов. В течение трёх дней эти совершенно чужие друг другу люди неразлучны – они спят, едят под одной крышей. Проходит три дня, они расстаются с тем, чтобы никогда больше не встретиться, и каждый идёт своим путем».

Отредактировано Cupid (2020-08-21 10:06:57)

Подпись автора

They say I did something bad
But why's it feel so good?

+1

2

Изменения обычно принимаются с определенной долей нежелания. Этот встроенный консерватизм, пугающий любого, в чьей жизни что-то идет не по плану, отходит хоть на шаг от текущего положения дел, был вещью, с которой Руперт старался бороться. Не с коктейлем молотова в руках, выкрикивая что-то про революцию и изменения, конечно. Скорее, боролся в своей голове, с самим собой. Сейчас его жизнь тоже менялась, точно так же, как незаметно она менялась и раньше, но, стоит градусу этой метаморфозы увеличиться выше нормы, начинается панический спуск в те глубины самосознания, где каждый шорох и каждая вспышка света заставляет сжаться и обхватить колени руками, сидя в каком-нибудь темном углу. Руперт не любил изменений. Но изменения неизбежны.
И сидя в вагоне поезда возле окна, поставив локоть на столик, глядя сквозь стеклянную преграду на пролетающие мимо деревья и кусты, заботливо посаженные в тех местах, куда смог Хеллсвилля не добрался, мужчина не мог отделаться от мысли, что, возможно... Возможно, в этот раз все останется как прежде. В конце концов, какова вероятность, что он вообще заинтересовал кого-то из Префекториума? Обычный доктор из далеко не самого успешного городка. Правая ладонь сама собой перешла со скулы к подбородку, слегка потерла его. Кончики указательного и большого пальца прошлись по жиденьким усам, расправляя их, затем сошлись на бородке. Какова вероятность..?
Ну, если задуматься, если совсем задуматься, то достаточно большая. Они могли узнать, кто именно сыграл важную роль пару лет назад в Хеллсвилле, кто разбивал железной трубой головы вечерами, а днем зашивал раны. Они могли много чего узнать, наверное, если бы копнули. Не ужасы на манер работорговли и оборота наркотиков под видом медицинских препаратов, но что-то, что явно бы окрасило Эша не в лучшем свете. Может быть. Может быть. Маловероятно, но может быть. Куда проще было поверить в случайность, в выйгранную лотерею, но думать об этом сейчас, пока одетый в свою вполне обычный комплект одежды Эш сидел в вагоне, а поезд мчал его прочь от Хеллсвилля, мимо Эверстейта к Крестоуну, было в высшей мере бессмысленно.
Он мог бы думать о том, будет ли с клиникой все в порядке, но Лили была настолько настойчива в попытках его проводить, что ее уверенность передалась и Руперту. Он не беспокоился. Он знал, что она справится. По крайней мере, сделал все, что было в его силах. Подготовил перед отъездом достаточно запасов лекарств. Проинструктировал на случай появления пациентов, чье состояние может ухудшиться. Ничего сложного, просто посмотреть их, выписать нужные лекарства. Если не случится ничего экстремального, все будет в порядке... Да... В порядке.
Эш медленно прикрыл глаза, но свет солнца, непривычный для того, кто проживает в вечно темном городе шахтеров, пробивался даже через тонкие веки. Яркий. Теплый. Такой редкий, что Эш даже не понимал точно, нравится ли он ему или нет. Не привык, просто не привык. Точно так же  как не привык к чистому воздуху, точно так же как не привык ходить без тканевой маски, закрывающей нижнюю часть лица от переносицы до шеи. Даже в вагоне, даже когда этот самый чистый воздух можно было бы вдыхать без каких-то проблем.
Вздох. Довольно печальный, после которого веки доктора снова опускаются, а правая рука, прекратившая почесывать бороду через ткань маски, схватилась за левое плечо. Голова уже слегка наклонилась и человек в маске решил сделать вид, что прямо сейчас неплохо бы немного вздремнуть. В конце концов, это было только начало пути. У него еще будет время и узнать, не взял ли кто место в его же купе, и сходить в вагон-ресторан, и прогуляться, если состав сделает где либо остановку на достаточно длительный срок.
Да. Сейчас не стоило волноваться. Сейчас можно было просто ждать.

+1

3

Patrick Doyle – The Armstrong Case

   Тамар любит поезда. Гораздо больше, чем дирижабли, по крайней мере. Тамар нравится рамеренный стук колёс, нравится, как бряцает чайная ложечка о металлический узорчатый подстаканник нравятся иррационально-аккуратные накрахмаленные скатерти в вагоне-ресторане. Для Тамар поезд – это что-то из детства. Родители возили её в Найстаун, к морю – матушка считала, что хрупкому здоровью ребёнка пойдёт на пользу солёный воздух и прогулки по горячему песку. Поэтому поезд – это ощущение скорого праздника. Это особенное дорожное платье, красивые кожаные чемоданы и суетящаяся матушка, мечущаяся от одной шляпной коробки к другой. Детские поездки к морю сменились поездками на выходные в столицу – посмотреть на моды, встретиться с поставщиками, узнать, как работают более успешные конкуренты, может, приобрести новые инструменты или посуду. В последнее время Андромеда даже начала выпускать дочку в гордом одиночестве, чему мисс Тамар была более чем рада. Путешествия с родителями невольно понуждают «быть хорошей девочкой», сколько бы лет тебе при этом не было. А Тамар порой ужасно уставала быть маминой девочкой и папиной принцессой. Сложно, знаете ли, быть весёлой и удобной двадцать четыре часа семь дней в неделю. Хотя бы потому, что от природы задумчивая и меланхоличная девушка порой банально утомлялась от шума, который способен генерировать Альрик, и от бесконечных практичных советов, которыми была готова поделиться матушка. Тамар было нужно порой просто посидеть, глядя в окно, может, поколдовать над формулами в блокноте, или, чем бес не шутит, даже порисовать. Прочистить голову, остаться наедине с собой. Кажется, поезд для этого подходит просто идеально.

   Эту поездку не пришлось выбивать с боем. Так уж получилось, что подруге детства, которая не так давно перебралась в столицу, приспичило идти под венец. А это значит платья, оборки, букеты, ленты, кружева и бог весть знает что ещё. Но это будет не скоро, до самого торжества больше трёх месяцев. Но отметить помолвку и пробежаться по столичным модисткам, чтобы хотя бы получить представление о модных свадебных фасонах грядущего лета – конечно, да, и ещё раз да. Хотя это всё немного грустно. Сама-то Тамар не была в топе завидных невест Эверстейта ну хотя бы потому, что никому и никогда не подарит наследника. И это, между прочим, очень печально. А ведь мисс Мунфрост стала бы отличной женой, хозяйкой и прочая прочая прочая! Варит, парит, умеет зачаровать метёлку на уборку и папочка бы дал за свою козочку отличное приданое. Но женихи порогов не обивали, а сама Тамар уже почти смирилась с тем, что её предназначение лежит где-то в области наркотического дурмана. И можно не тратиться на собственное свадебное платье!

   Поезд остановился в Эверстейте, подобрал солидное множество пассажиров, и, пыхтя клубами пара, покатил дальше. Коридоры снова наполнились грохотом, шумом и разговорами, засновали туда и сюда носильщики. Тамар, ловко лавируя между тучной дамой в блестящем (совершенно непозволительно для этого времени суток!) платье и её не менее объёмным мужем, наконец-то отыскала дверь в своё купе. В нём же отыскался сосед.

   – Добрый день! Это ведь пятое купе? Тогда мы поедем вместе! – мисс Мунфрост изящно опустилась на диванчик напротив мужчины в маске и поставила возле своих ног аккуратный саквояж. Надо было что-то ещё сказать, но больше было надо перевести дух. Тонкие пальчики в белых перчатках взлетели к шляпке с прорезями для рожек, аккуратно стянули её и не менее аккуратно разместили на коленях, являя миру уложенную по последней моде копну едва ли не белоснежных волос. Вот что-что, а оставаться гением чистой красоты Тамар полагала необходимым в любой ситуации.

Подпись автора

They say I did something bad
But why's it feel so good?

0


Вы здесь » Sintior: gears and wonders » Личные эпизоды » 05.04.524 | play destroy


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно