https://forumstatic.ru/files/001a/cc/90/76603.css https://forumstatic.ru/files/001a/bd/39/67352.css

Sintior: gears and wonders

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sintior: gears and wonders » Личные эпизоды » 24.09.521 | HANG IN A BALANCE


24.09.521 | HANG IN A BALANCE

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

дата | локация
условия, с которыми приходится сталкиваться

https://forumfiles.ru/uploads/001a/cc/90/30/820421.png

(Маара, Эдвард Сарджент)
[закрытый | личный]
4 ноября 524 года

ПРЕАМБУЛА

Он привык считать себя неуязвимым. Умный и расчетливый, харизматичный и дьявольски осторожный, Ангус Вильмер всегда шел к своей цели по головам тех, кого считал существами низшими, недостойными внимания. Подобно многим из тех, что шли подобной дорогой до него, он не считал себя злым человеком - скорее верил в то, что иные жертвы являются неизбежными. Он не умел ненавидеть или любить и, наверное, именно поэтому не сумел сохранить доверие единственного человека, поверившего в него.
Что же до мастера Доан'Ти, то тут все было просто. Доанин Шепчущих всегда опекал тех, кто, так или иначе, был ему дорог и потому тайнам мессира Вильмера оставалось жить совсем недолго. Однако же, было трудно предугадать, чем закончится столкновение мнений двух людей, вырвавшихся из глубин своего одиночества лишь потому, что они, когда-то, повстречали друг друга.

Отредактировано Maara (2020-09-22 17:49:55)

+2

2

Я как будто немного устал,
Слишком долго по жизни иду.
Только сколько бы я не искал,
Я надежду, увы, не найду.
Лишь усталые судьбы вокруг,
Да потухшие очи людей -
Одиночеству множество слуг,
Подарило беспечность идей.
И они позабыли мечтать...
Лишь обрубки от крыльев в глазах.
Отражаются... мне ли не знать,
Как с мечтами играется страх.
Вдохновения бездна зовет,
Только лучше бы не забывать -
Хоть надежда мечту и несет,
На обрубках сложнее летать.
Я не тот, кто поверит в глупца,
Не блаженный, что молит богов,
Души спящих ловлю на живца,
От мирских избавляю оков.
Коль сумеют, проснутся... И да,
Если душах достаточно сил -
Осознают они, что тогда,
Я им больше, чем мир, подарил...

Негодный, дефектный материал.
Ангус уже и сам не понимал, почему он все еще смотрит в лица людей. Порой в них мелькали признаки жизни, искры, которые, казалось, было не загасить, но маг слишком хорошо знал, как легко люди теряют волю к жизни.
Ему это было не понять.
Быть может, это было нечто, что проникло в его жизнь с рождения, дефект, сломавший его разум и превративший в очередного искателя истины. Он почти не помнил о своем детстве, лишь только отблески воспоминаний старого, грязного приюта изредка посещали сосредоточенный разум мага, что прикидывался уличным фокусником.
Он не скрывался, напротив, придал своей внешности неповторимых черт в виде стильной бороды и прически, точно зная, что ежели люди и станут его описывать, крикливые особенности сорвутся с их уст в первую очередь. Стоит только избавиться от волос - и они уже не смогут ничего разглядеть в толпе, ведь они не привыкли думать о глазах.
Ангус же видел только их. С первой секунды, что он изучал человека, очи мага неизбежно сталкивались в противостоянии с чужим взором - и почти всегда брали верх - видимо, настолько тяжелой была ноша на плечах его судьбы.
Он шел вперед, с упорством Сизифа, толкавшего камень на вершину горы.
- Мессир, - нищий, у одного из проулков, улыбнулся кривой, щербатой улыбкой человека, потерявшего веру в добро и справедливость.
Ритм походки оборвался раздраженно звякнувшей струной, но Ангус лишь улыбнулся в ответ, выуживая из кармана мелкую монетку, склонившись и обронив ее в истасканную шляпу оборванца
- Да хранят тебя боги от непогоды, друг мой.
Нищий осклабился, кивнув.
- И облачка не видать, добрый господин. Я-то чую, ветер гонит токмо приятственную прохладу.
Выпрямившись, Ангус Вильмер снова зашагал по улице, так, словно минутный диалог ровным счетом ничего для него не значил. Однако же, в этих простых словах крылось куда больше, нежели могло показаться человеку, неискушенному в искусствах теней.
Маг свернул в один из проулков и долгое время шел, пробираясь в узкой расселине между домами, застроенной предприимчивыми жильцами. Нестерпимая вонь уже не раздражала его - Ангус Вильмер давно перестал быть бессловесным рабом собственного разума.
Путь окончился тупиком, точнее - старой, заброшенной, на вид, дверью в которую едва ли захочется постучать без особой на то причины. У мага, впрочем, таковая причина имелась, и потому, ничтоже сумняшеся, он обозначил три полновесных удара, от которых изрядно подгнившая древесина жалобно проскрипела.
- Кого ще черти пригнали, - раздался в ответ раздраженный, старческий глас. Дверь ощерилась зияющим окошком, в черных тенях которого проступило суровое, морщинистое лицо хозяина, - а, это ты Уилл. Давай, заходи.
Могло показаться, что дерево застонало, когда хорошо смазанные петли мягко повернулись, открывая провал в голодное нутро чьей-то засаленной берлоги. Ангус вошел внутрь с уверенностью знающего человека, остановившись пред неказистым столом, на котором беспорядочной грудой лежала колода карт и несколько грязных листков с неразборчивыми каракулями. Хаседор Лейс, а именно так звали хозяина берлоги, не испытывал страсти к чистоте, казалось даже, что он ненавидит ее всей душой.
Заперев за магом дверь, старик проворно шмыгнул следом.
- Сегодня як обычно, полный мешок игрушек. Есть неплохие ангелочки, - он неопределенно хмыкнул, заставив Ангуса усмехнуться в ответ, - нет, нет, я и знать не хочу, для чего тебе они, собиратель. Ты ведь не один такой... особенный.
На губах Хаседора играла неприятная, многозначительная ухмылка и маг с трудом поборол в себе желание его придушить. Он не был наивен и хорошо понимал, что был бы последним человеком на земле, кому дозволено судить других. Однако, при всех своих грехах, Ангус не испытывал удовольствия от того, что ему приходилось делать. И он слишком ясно представлял себе, куда именно старик отправляет другую партию "ангелочков".
- Чудно, Лейси, - вымолвил маг сухо, - позаботься о посылке.
- Конечно конечно.
Старик посерьезнел, искоса глядя на собеседника. Его глаза сохраняли хитрый, настороженный прищур ровно до того момента как увесистый мешочек туго звякнул о стол.
- Премного благодарен, - вопреки словам, в тоне Хаседора Лейса не было и капли благодарности, - не смею задерживать.
Ангус не прощался, уходя. Он не считал это необходимым и его многословный поставщик принял это за обычное презрение высокородных дворян. Пусть. В некотором роде, это было ему даже на руку.
Путь до монастыря от самого сердца Крестоуна не близким, но маг почти не заметил, как оказался у ворот Доан'Ти. В размышлениях, природа которых была столь же туманна, сколь и противоречива, время оказалось несущественным, пролетающим мимо фактором.
[nick]Angus Willmere[/nick]
[status]~abyss walker[/status][icon]https://forumfiles.ru/uploads/001a/cc/90/30/675197.jpg[/icon]

Отредактировано Maara (2020-09-01 21:03:02)

+2

3

*Хаседор… Сука…*
Тяжелые сапоги с подкованным носком отбивали ровные, ритмичные шаги. Узенькие оконные проемы будто бы следили за этим действом, сопровождая своим немым взглядом каждое движение. Плотность застройки в бедных районах столице поражала воображение всякого архитектора, казалось, что каждый новый этаж представляет из себя отдельную пристройку, пытающуюся взгромоздиться повыше и отпихнуть своего соперника снизу. Сырая и голодная бедность так и сочилась из каждого уголка или щели в этом районе, заражая собой все новые и новые постройки, расползаясь словно гнилостная плесень в канализации, норовя слиться воедино с каждым существом, что проживало или временно прибывало здесь по необходимости. Стальная натертая до блеска пряжка солдатского ремня отсвечивалась в глазах каждого из бедняков, что обычно собирались здесь целыми толпами и попрошайничали. Они напоминали стайки голодных и побитых гиен, которые заметили, что лев наконец насытился своей добычей, оставив им объедки. Рука непроизвольно сжала здоровенный револьвер, который было крайне трудно скрыть в кармане из-за габаритов. Внезапно, уголки губ Эдварда немного сдвинулся к щекам, впереди открылась довольно свойственная, для этой дыры, картина: Парочка бродяг покрепче, одетых в какое-то тряпье, пытались отобрать у щербатого оборванца какую-то шляпу. Конечно, Эд понимал, что они боролись за пару монет, а не за, сильно подранный, головной убор, но со стороны это выглядело немного забавно. Кульминацией схватки стали кусочки разорванной ткани и звонкие удары о растрескавшуюся брусчатку, за которыми последовали немедленные действия нападавших бродяг.
В другой раз, майор бы обязательно остановился здесь, чтобы покидать медные монеты в стороны, провоцируя подобные конфликты между местными жителями, но сейчас имелись проблемы, которые, по мнению самого Эдварда, являлись безотлагательными и нуждались в экстренном решении. Сейчас майор не шатался от последствий попойки, не был навеселе или напичкан наркотиками, что уже являлось несвойственным состоянием для такого человека. Зависимость давно проглотила его душу, но он не являлся обычным торчком или пьянью, что продает остатки своего имущества, дабы получить очередную дозу дурмана. Он был из тех, кто, получая некачественный товар за хорошую сумму денег, делает «качественную» дырку в голове у своего дилера. Не смотря на неплохую репутацию, Лейс торговал слишком слабой и недостаточно очищенной дурью, которая не брала натренированный организм и излишне дымила, хотя, она бы вполне могла подойти новичкам. Цена, к сожалению, явно не соответствовала качеству, поэтому жадному старикашке пора было преподать пару уроков честной торговли.
Чем дальше улочка уводила Эдварда, тем уже становилось пространство между параллельно стоящим многоквартирными домами. Сидящих на приступках и лавочках бродяг заметно поубавилось, причиной этому была похоже отвратительная вонь помоев и сырости на небольшой площади в трущобах. Вонь исходила скорее всего от многочисленных горок мусора, составляющие временное лежбище или постоянное пристанище для особо-бедных слоев населения, которые не могли позволить себе жилья даже в таком отвратительном районе, как этот. На площадь по счастью выходить не пришлось, Эдвард завернул в сторону, не доходя до площади около двух десятков метров. Теперь дорога шла через совсем уж узкие расселины между домами, в некоторых местах было бы невозможно разойтись даже двум людям средней комплекции, благо зеваки тут были особой редкостью. Около десяти минут неспешного шага и майор наконец достиг цели своей прогулки. На первый взгляд, это была обычная дряхлая дверь, с окошком для безопасности, интерес же представляло пространство за этой рухлядью.
*Пора начинать…*
Какое-то время, майор стоял и пялился на неказистую дверь, затем вытащил револьвер и прокрутил барабан, осматривая каждый капсюль. Запугивать людей оружием с патронами – легко, хотя некоторым достаточно и болванки. Сначала Эдвард думал с силой двинуть в дверь ногой, но затем счел этот план слишком простым. Аккуратно приложив ухо к деревянной поверхности, майор сделал три негромких и размеренных удара в дверь. С обратной стороны послышались характерные, для местного обитателя, приглушенные оскорбления и нарекания. Двинулось небольшое окошко для безопасности, прикрытое железной решеткой. В открывшемся проеме показалось лицо Лейса, в щеку которого уперлось дуло револьвера.
- Думаешь шутки со мной шутить, хитрый ублюдок!? Открывай эту чертову дверь!
Лицо вонючего торгаша перекосила гримаса непомерного ужаса, а глаза уставились на круглое выходное отверстие ствола. За дверью что-то звякнуло, а петли дернулись, принимая на себя весь вес. Тяжелый ботинок ударился в край распахнувшейся двери, сверху посыпались опилки. Отличным началом для беседы стала металлическая решетка, разбившая нос хозяину этой берлоги, когда дверь дернулась. Ждать, когда торгаш оклемается, Эдвард не стал, он схватил его за шиворот и поволок внутрь.
- Что же ты творишь, скотина смрадная?!
Лейс закрылся руками, скрывая разбитый нос и поврежденную скулу. Сейчас хозяин берлоги выглядит еще хуже, чем обычно. Интерьер в помещении не представлял из себя чего-то выдающегося, за исключением довольно чистого и аккуратного письменного стола. Еще пару шагов пришлось протащить старика по комнате, пока тот не схватился руками за шаркую деревянную балку, препятствуя дальнейшему продвижению. Эдвард отпустил ворот и уверенной поступью направился к столу.
- Знаешь каким людям попала пустышка, которую ты за дурь выставляешь?!
Майор коротко пнул торгаша в бочину, выбивая из него очередные проклятия и ругательства.
Стопки с бумагой и пергаментом полетели на грязный пол отвратительной дыры, в которой составлялись не менее отвратительные сделки. Эд взял несколько исписанных листов и попытался различить буквы, к сожалению, почерк оказался слишком "смятым" и неразборчивым, к тому же не выделялись абзацы, поэтому листы тоже унаследовали судьбу кипы другой макулатуры. В столе еще оставались два выдвижных ящичка, поэтому они приняли на себя следующую яростную атаку. Одна полка оказалась почти пустой, в ней хранились пара обрезанных карандашей и два пера с чернильница, вторая же полка оказалась заперта на крошечный замочек. Эдварду не составило труда вскрыть его, используя траншейный нож. Лейс в это время что-то бормотал о беспределе, лежа в груде мусора и барахла, которую сам сюда, похоже, и притащил. В ящичке обнаружились три солидных кошеля, которые Эд почти сразу "случайно" сунул себе в карман, и толстая книга серого цвета с кожаным переплетом.
- Сейчас посмотрим, что за дрянь ты мне продал!
Лейс, видимо, собрал все оставшиеся силы и бросился на майора, но короткий удар под дых коленом его сразу же успокоил. Эта книга... Все, кто ведет теневой торг в больших и средних масштабах, знают, что это за книга. Обычно наркодилеры пишут в ней сорт, количество грамм товара и его качество, но Лейс похоже вел торговлю не только наркотическими веществами. Дата вроде была верной, но в узких корявых столбцах были указаны совсем другие значения...
- М? Ж?... "Около восьми"?
- Что еще за дерьмо?...
- Ты чем здесь торгуешь, это то, о чем я думаю!?...

Эд схватил было старика за волосы, но у входной двери уже кто-то стоял. Рука с револьвером двинулась в сторону силуэта.

+1

4

Зачем в этой тихой главе,
Судьбы мне мерещится топот?
Снежинки в ночной синеве,
Грозы нарастающий рокот…
Осколок, тебя я видал,
Обличье иное примерив.
Ты черной вороной летал,
Поблизости, старцу поверив…
Да что же творится с тобой?
А, чтоб унесли тебя черти…
Чему, о безумец лихой,
Ты хочешь учиться у смерти?

В городе царило непривычное оживление. Или во всяком случае так показалось монаху в этот странный суетный день, когда его мысли были полны тревоги.
Самолично все видел, ваше благородство, предками клянусь.
- Во что ты себя втянул, Уилл, - пробормотал себе под нос доанин, свернув на менее оживленную улицу.
Школа для уличных оборванцев, как называл ее прямолинейный Ангус, располагалась не в самом презентабельном районе, однако Роан любил бывать здесь. Местные ребятишки порой напоминали ему самого себя - за одной только разницей, что их никто не запирал на чердаке. И все же, многие из них были проблемными детьми из семей, в которых едва ли мог найтись лишний грош на образование.
Школа при городе жила на пожертвования богачей, а точнее, на те остатки, что бряцали на дне мешочка с монетами, предназначенными для высокородных детей, обучавшихся в Серебряном крыле при монастыре Шепчущих.
Богатые платили за бедных - в этом доанину чудилась некая кастрированная справедливость, своего рода помпенсация за то, что оборванцы родились не в то время, не в том месте. И не у тех родителей.
- Мессир, - школьный смотритель обратился к главе без заискивания, но с должным почтением, - в этот раз поставки в идеальном порядке, я лично проверил документы поставщика.
- Все в порядке, Эар, - доанин слегка улыбнулся, - уверен, ты сможешь справиться с поставками и без моей помощи.
Монах нерешительно посмотрел на него, но затем расслабился.
- Мне казалось, вы прибыли для инспекции. В целом, все хорошо, было лишь несколько инцидентов с новичками, но мастера обо всем позаботились.
- Хорошо.
Роан заглянул в одну из комнат. Полуприкрытая дверь позволяла увидеть большую часть класса и одного из саэджинов обители, читавшего лекцию одному из старших классов. Дети сидели, не отвлекаясь и Роан, одобрительно кивнув мастеру, плотно прикрыл дверь, обернувшись к смотрителю.
Тяжелая рука настоятеля Доан'Ти легла на плечо монаху, заставив его вздрогнуть.
- Ты неплохо поработал, - серьезный тон доанина изрядно пугал даже самых стойких из монахов, несмотря на то, что у Роана не было таких намерений, - вот, на следующий месяц.
Мешочек, который он бросил Эару не был ни увесистым, ни тяжелым, но монах схватился за него, как утопающий хватается за последнюю соломинку. Возможно, дело было в том, что аура Роана была куда тяжелее медяков, бренчащих в холщовом плену.
Дело сделано.
Доанин не стал дожидаться реакции смотрителя школы - он ведь и сам никогда не раздумывал над вещами слишком долго. На пороге школы его, однако, ожидал сюрприз - в виде мальца, давеча встреченного на городском рынке.
- Вот вы хде, ваше благородство, - затараторил мальчишка, - а я все вас ищу, не могу найти. Грешным уж делом думал, нету вас больше в городе. А потом Лапша сказала, что вы токмо в школу отправились. Вот я и побег, вы ведь сказали, что хотите все знать. А я знаю, я видел, видел того человека давеча. Суровый весь и страшный он, токмо и я не робкого десятку, знаете.
- Ты погоди, - длянь Роана, вкупе с менторским, властным голосом доанина, заставила мальчика умолкнуть, вытаращив глаза, - не торопись, ладно. Перво наперво, отчего занятия-то прогуливаешь?
- Обижаете, вашбродство, - снова взорвался словами мальчонка, - я ж добра ради! Занятия оно конечно важны, токмо ваше дело важнее!
Рассмеявшись, Роан потрепал юного бездельника по взлохмаченным вихрам.
- Ну так давай, выкладывай свое важное дело.
Мальчик хитро ухмыльнулся, утерев рукавом шмыгающий нос.
- Ну так вот вашбродство, я как услышал, что Уилл-маг в городе, так сразу и помчался. И вовремя, хоть старая тетка Рози таки дала мне веником, я чуть дух не испустил, ей ей. Ну, потом сталбыть сбежал. А маг уж почти ушел в переулок, что пятый от таверны от северных врат, по евоной улице, как ее там, - мальчишка замялся, явно позабыв название.
- Швейная, - подсказал доанин, слегка нахмурившись, - та, что с питьевым фонтаном у рыночного перекрестка?
- Она самая! - мальчик просиял, но Роан остановил жестом поток слов, готовый, было, сорваться с губ сорванца.
- Спасибо. А теперь быстро на уроки, - монах деланно нахмурился, - учение - важная штука.
Мальчик кивнул, скрывшись за дверью школы, лишь только усмехнулся довольно напоследок, вприпрыжку бросившись по коридору.
Тот самый переулок. Заброшенная улица, мертвый дом. Там никого быть не должно. И что за напасть погнала Ангуса в эти дебри?
Не теряя более времени, монах поднялся на ноги, двинувшись прочь. Он не испытывал сомнений в том, что следовало сделать. Дорога до заброшенного квартала заняла не так много времени и, к тому времени, как Роан приблизился к берлоге Хаседора Лейса, в ней уже вовсю разворачивалась схватка, если таковой можно назвать немилосердное избиение одного человека другим.
- Стоять! Ты еще кто такой?!
Револьвер теперь был наставлен промеж глаз нового посетителя.
Роан не спешил судить людей. Но рефлексы лучшего маго-воина в монастыре не были пустым звуком, а оружие, направленное на него, не оставляло простора для разговоров. Силовой щит слабо искрился в душном, спертом воздухе загаженного переулка, когда доанин рывком метнулся к стрелку, подчас меняя направление так быстро, что невозможно было уследить.
[nick]Roan Devote[/nick]
[status]~the iron fist[/status][icon]https://forumfiles.ru/uploads/001a/cc/90/30/766500.jpg[/icon]

+1

5

Майор что-то крякнул, затем попытался сместиться правее от оппонента, но тот оказался проворней, успев ухватиться за длинное дуло револьвера. Эд двинулся ближе, сокращая дистанцию, но его сразу встретил внезапный удар.
Он выбил дыхание из легких стрелка, заставив мир потемнеть и расплыться в очертаниях. Странно, но пластины из тигельной стали будто бы оказались проигнорированы импульсом, который сразу же был направлен на внутренние органы. Рука в перчатке отказывалась отпускать рукоять револьвера, майор сдвинулся еще ближе, закрывая локтем свое лицо, левая рука метнулась к ножнам на ботинке. В локальных сумерках берлоги блеснуло лезвие траншейного ножа. Вмонтированный кастет двинулся к Роану, но был остановлен ударом в большой палец. Ноги стрелка дернулись в сторону, револьвер сдвинулся под нужный угол, затем издав оглушающий рев выстрела. Используя отдачу тяжелого калибра и силу рычага, Эдвард смог избавиться от хватки, но сам повалился на груду какого-то тряпья, нож отлетел в сторону.
- Ты кто такой?! Ты с ним заодно?!...
Воспользовавшись заминкой, Лейс попытался сбежать, вырвавшись из цепких лап "правосудия" в лице торговца оружием. Силовой удар, опередив его, разнес в щепки кресло, заставив незадачливого торговца побледнеть и остановиться так, словно перед ним вдруг разверзлась огромная пропасть.
Смотреть на Роана в эту минуту было по-настоящему страшно. Он не выражал ни ярости, ни злобы, но от хладнокровности окаменевших черт лица доанина веяло такой Силой, что у любого, кто бы встал в эту минуту супротив него, возникло бы чувство жгучей обреченности.
Однако, в следующий миг, он словно расслабился и вновь стал самим собой - усталым странником в робе монаха Шепчущих.
- Что здесь происходит, - звенящий силой голос монаха раздался в берлоге Лейса, словно подавив и вытеснив все прочие звуки.
Эд огляделся, пытаясь зацепиться глазами за фигуру хозяина этой дыры, но на его месте теперь виднелась примятость в груде мешков, а сам Лейс почему-то стоял во весь рост и не двигался. Кажется, по его штанине стекала жидкость.
- Кретин, ты знаешь, кто это вообще такой?!
Барабан револьвера откатился в сторону, гильза выпала на пол, с характерным звуком. Ее место занял другой патрон, со странной символикой на пуле..
Монах неспешно подошел к майору, сделав приглашающий жест рукой в сторону окаменевшего хозяина берлоги.
- Может быть, стоит задать этот вопрос ему? - он слегка улыбнулся, но эта улыбка не казалась ни доброй, ни приятной, - впрочем, на добропорядочных граждан никто из вас не смахивает и на йоту. Эй, господин хороший, - Роан окликнул Хаседора, прищурившись, - почему бы тебе не присоединиться к нашим поискам истины.
Он указал на груду тряпья рядом со столом.
Дрожа и спотыкаясь, Хаседор Лейс проковылял в означенное место. Слезы текли по его щекам вперемешку с прочими, не совсем приятными жидкостями, а на штанах медленно расплывалось красноречиво тяжелое пятно.
- А ты святой, значит, раз по таким местам шастаешь?...
Парировал Эд, поднимаясь с пола. Рядом лежала, раскрытая на той же странице, учетная книга.
- Знаешь, что это за обозначения?
Монах пожал плечами, не желая вовлекаться в теологический диспут. Он уже оглядел берлогу, не найдя в ней следов пребывания Ангуса и теперь думал о том, его ли видал малец на рынке. В любом случае, оставлять текущую ситуацию на милость судьбы глава монастыря Доан'Ти не собирался.
- Просвети меня.
Эдвард ткнул пальцем в столбик с занесенными в них буквами "М" и "Ж". Рядом были также указаны еще какие-то цифры, разнящиеся от шестидесяти пяти до ста тридцати футов.
- Так обычно обозначают живых существ или даже детей, пред продажей...
Монах нахмурился и тень пролегла по его лицу, обозначая степень высшей озабоченности. Торговцев детьми он презирал пуще прочих земных существ и почувствовавший это Лейс мелко затрясся.
- Это... это не я. Я просто... я веду книги, вот и все! Клянусь!
Он судорожно мялся, очевидно, соображая, как ему выпутаться из этой ситуации.
- Все этот чертов Уилл! Ему нужны дети... мне почем знать, мне сказали книги вести. Я... я никого и пальцем не трогал, клянусь!
- Куда ты их посылал!?
Сильные руки впились в ворот Лейса и приподняли его над полом, вжимая в стену.
На лице Роана проступило живейшее отвращение и он брезгливо отдернул руку, за которую трясущийся Хаседор безуспешно пытался ухватиться в горячности бреда, который он нес.
Болтаясь в крепких тисках лап майора, хозяин берлоги облизал растрескавшиеся, иссохшие губы, покрытые корочкой запекшейся крови. Заплетающийся язык пытался изречь что-то связное, но внутренние волнения и страх не давали мозгу сформировать мысль.
- Уилл, это он меня заставил, он мне угрожал!
Ноги старика затряслись, на лбу выступила испарина. Кажется он был готов согласиться с любыми обвинениями в свою сторону.
- Какой еще Уилл, что ты несешь?!
Стиснув зубы, Роан отвернулся.
- Уилл...
У него не укладывалось в голове, как можно было связать странствующего мага с торговлей детьми.
- Он ведь сноходцами занимался, - пробормотал маг, хмурясь все больше, - искал... находил. А это? Это мерзко. Зачем ему эти дети?
Он повернулся к Лейсу, вперив в лицо дрожащего дилера суровый взор.
- Ты его знаешь?...
Эд повернулся к Роану и глянул на него недоверчивым взглядом.
Не глядя на него, монах кивнул
- Да. Знаю. Или, во всяком случае, думал, что знаю. Если эта тварь не лжет.
Лейс замотал головой так, что казалось - она вот вот оторвется и слетит с его плеч.
- Клянусь! Клянусь... я только посредник...
- Где держат товар?!
Тело старика плюхнулось на пол, тяжелый ботинок влетел в колено Лейса, от чего тот истошно завопил.
- Я-я не знаю! Мне не говорили!...
Еще один пинок по почкам, старик распластался на полу, прикрывая слабые места руками, на него посыпался град ударов.

Отредактировано Edward Sargent (2020-09-23 14:09:09)

+1

6

Изредка, когда мне совсем нечего делать, я люблю людей.

Внезапно Роан отстранил майора в сторону, прислушиваясь к чему-то.
- Ты чего?...
Майор остановился, доставая револьвер. Лицо избитого Лейса ему показалось отличной мишенью.
- Тихо! - властно выкрикнул Роан. В воцарившейся тишине, звенящей от напряжения людей, явственно слышался сильно приглушенный, едва различимый детский плач. Он доносился откуда-то снизу и монах, ничтоже сумняшеся, нанес удар, ощутив откат всем своим существом. Мебель и безделушки, рассыпавшиеся на мелкие осколки, разлетелись по углам, обнажая слегка подгнивший, дощатый пол.
Эд двинулся назад от неожиданной демонстрации диковиной магии, но его внимание сразу же привлек странный звук, доносившийся будто бы из под его же ног. Майор заткнул рот Лейсу, чтоб тот не стонал, и, прислонившись к деревянному покрытию слушал.
- Мать твою...
Несколько секунд он полозил по полу, пока его пальце не зацепились за что-то металлическое. Руки вцепились в откидные ручки люка, который находился прямо под письменным столом хозяина этой берлоги.
- Помоги мне!
Прокричал майор Роану, приподнимая люк.
Монах бросился на помощь. Вместе, они смогли поднять и отбросить в сторону тяжеленную крышку, под которой обнаружился откидной механизм, снявший все вопросы о том, как на самом деле открывался люк.
Когда Роан попытался начать спуск Эд его остановил.
- Там могут быть ловушки, хорошо,  что я знаю, как нам их обезвредить.
Лицо Эдварда расплылось в хищной ухмылке, он быстрым шагом направился к лежачему Лейсу, схватил его за ногу и подтащил к спуску вниз.
- А теперь можно проверить...
Подкованный сапог врезался в и без того окровавленное лицо старика, тело полетело вниз по ступеням, с грохотом идентичным посудному шкафу.
- Посмотрим, что этот выродок тут хранит...
Майор начал медленно спускаться вниз, ощупывая каждую ступень ногой. Снизу доносились чьи-то слабые стоны.
Монах спускался медленно, хоть и понимал, что тем, кто сейчас сидит в подвале, явно нужна помощь. Он не верил своим глазам, всему, что происходило вокруг и больше всего сомнений вызывало в нем участие Ангуса. Как мог его друг и вполне обыкновенный уличный маг участвовать в чем-то подобном? В торговле детьми.
Когда глаза людей привыкли к полумраку, они разглядели несколько клеток, привинченных к дальнему углу маленького подвала. Что-то копошилось в них, но точно определить этих существ монах не мог. Посреди подвала стоял стол, накрытый окровавленной простыней, рядом стояла небольшая подставка с металлическим подносом. Инструменты, лежавшие на нем, были аккуратно сложены и чисты. Поодаль стояло жестяное ведро, наполненное тошнотворной массой грязно-бурого цвета и другими остатками, сейчас было невозможно разобрать чью плоть туда выкидывали.
Над столом висела большая масляная лампа, лучи света которой направлялись с помощью системы круглых и овальных зеркал, прямо в центр. Под столом же расположилась груда кожаных ремней, майор сразу вспомнил про себя одно высказывание: "Хорошо зафиксированный пациент в анестезии не нуждается".
- Вот же сука...
Эдвард с усилием пнул лежащего на полу старика.
Монах, стиснув зубы, молча пошел к клеткам. Под нажимом его руки петли одной из них жалобно заскрипели и лопнули, Роан отшвырнул кусок железа в сторону, склонившись над телом, лежавшим в груде грязного, промасленного тряпья. Это был ребенок, совсем еще маленький и явно обессиленный. На его бедре виднелась огромная, аккуратно зашитая рана, в рубце которой копошились личинки мух.
- Здесь ребенок, - тихо сказал он, но в маленьком подвале слова прозвучали с ужасающей четкостью, - и он тут не один...
В соседней клетке что-то тоже зашевелилось. Мальчик, находившийся в ней, полз к двери, издавая жалобные, хлюпающие звуки. Он был весь изранен, но каждая рана тоже была тщательно зашита и обработана.
Милосердие садиста...
Рывком поднявшись на ноги, Роан быстрым шагом направился к старику, лежавшему у основания лестницы. В сознании монаха теплая, клокочущая ярость обретала формы гнева такой силы, что сейчас едва ли кто-либо смог бы его остановить.
Сильные пальцы сжались на горле Хаседора с неотвратимостью гильотины, обрушившейся на тощую шею. Старик только и успел, что прохрипеть нечто неразборчивое, прежде, чем его сознание сокрушило стальной хваткой доанина.
Отвратительный хруст - и тело обмякло безвольной тряпкой у ног монаха, положив конец его порочному существованию. Роан некоторое время молча стоял, глядя в темноту и лишь спустя какое-то время обернулся, вперив взор в своего невольного помощника.
- Я должен найти... Уилла, - вымолвил он сдержанно, однако за этими словами, в полыхающих яростью глазах крылась целая буря чувств, - я должен... узнать. Все.
А еще - отправить монахов за несчастными детьми. Возможно, их еще можно было спасти.
Эдвард поскидывал какие-то склянки с полок, пытаясь найти то, что ему сейчас необходимо. А ему хотелось затуманить сознание очередной порцией дури, но старик похоже припрятал ее в другом месте, поэтому пришлось довольствоваться обычным табаком. Майор забил трубку куревом и поджег, затем выдохнул небольшое облочко дыма из носа. Лейс хоть и был отвратительным ублюдком, которого давно надо было поставить на свое место, но заниматься такими вещами!... Эд еще раз вдохнул пары табака, задержав их у себя в легких чуть дольше обычного.
- Я... я могу помочь тебе, но только в том случаи, если мы не будем привлекать полицию к этому...
Роан стиснул зубы еще сильнее, так, что заиграли желваки на его лице, словно выточенном из цельного куска камня.
- Полиция... мне ни к чему. Я хочу, чтобы вы... не дали мне его убить, если все придет именно к этому, - слова словно давались монаху с большим трудом, он чувствовал бушующие отголоски ярости, которую его сознание безуспешно пыталось подавить и контролировать, - это - простая задача для такого как вы, не так ли?
Конечно, все было не так просто. Доанин понимал, что пляшет, ходя по лезвию ножа, но он не видел другого выхода. Незнакомец явно был солдатом, возможно, бывшим и, очевидно, знал толк в таких вещах.
- Убить? Кого?... Ты сам то хоть кто?... А ладно.
Эдвард выдохнул очередной поток дыма, затем вручил трубку Роану. Это был вполне естественный жест примирения, некоторые племена закрепляли сделки или соглашения таким образом, хотя в этой ситуации курево нужно было для успокоения расшатанных нервов. Майор все еще побаивался монаха, который с такой легкостью смог сломать старику шею, да еще и обладал странной техникой боя. Идти на подобную авантюру было рискованной задачей, но с другой стороны, можно с пользой провести время, прикрываясь важной миссией.
- Мое имя - Роан, - вымолвил монах, покосившись на трубку с легким подозрением, прежде, чем взят ее в руки. Однако же, судя по запаху, то был обычный табак и хоть доанин Шепчущих лишь изредка позволял себе мирские причуды, в этот раз он затянулся с удовольствием, слегка расслабившись, - а тот самый Уилл, о котором говорил этот кусок... дерьма - мой друг.

[nick]Roan Devote[/nick]
[status]~the iron fist[/status][icon]https://forumfiles.ru/uploads/001a/cc/90/30/766500.jpg[/icon]

Отредактировано Maara (2020-09-23 14:25:36)

+1

7

- Исаак Смит... Странные у тебя друзья, но не мне тебя судить. Что делать то будем?...
Эдвард качнулся в сторону, осматривая клетки с заключенными, двери в которые были вырваны с петлями. *Удивительная сила...*
- Иной раз мы видим больше, чем есть на самом деле, - с горечью отозвался монах, вовсе не собираясь пояснять свои слова, - все просто, мистер Смит.
- Этот твой Уилл, где его искать?...
Майор начал крутить головой, осматривая все помещение. В Возможно в этом месте могли быть дополнительные доказательства или зацепки.
- Можно начать с монастыря, - сумрачно ответил Роан, - вряд ли он будет забирать свою... поставку при свете дня. И едва ли он знает о том, что здесь произошло. Что означает, что он, скорее всего, будет у себя в комнате.
- У тебя есть идеи, куда можно деть тех детей в клетках? Может лучше избавить их от страданий...
Философски заключил Эд, вертя в руках револьвер. Иногда, безболезненная смерть - лучший исход для жертв таких ублюдков, вроде Лейса. Далеко не все способны оклематься после такого шока.
Роан покачал головой.
- О них позаботятся, мистер Смит. Сомневаюсь, что для этих детей уже все кончено. Вы весьма недооцениваете человеческую страсть к выживанию.
Он слегка приподнял капюшон, показывая собственное лицо. Даже за густой бородой и усами было видно, как жутко изрезано было некогда лицо монаха. Он все еще походил на человека, однако, его трудно было назвать привлекательным, разве что, в насмешку.
- Я надеюсь, что они не попадут обратно в руки таких вот предпринимателей...
Майор пнул тело старика краем ботинка. Из трупа потекла густая кровь. Эд нахмурился, когда понял, сколько непроверенной дури купленной у Лейса, выкурил.
- Когда отправляемся в монастырь?...
- Прямо сейчас, - только и сказал Роан и полез по лестнице вверх.
Путь из берлоги Лейса они проделали через узкие улочки трущоб, не останавливаясь. Несмотря на спортивное телосложение, Эд вскоре начал понемногу отставать от Роана, который передвигал ногами так быстро, что едва не срывался на бег. Солнце к этому времени уже поднялось довольно высоко, припекая даже через плотную военную форму. Курение и алкоголь, в купе с отсутствием физических нагрузок, давали о себе знать, через слабую дыхалку, поэтому майор вскоре окликнул своего спутника в легких одеждах.
- Роан! Давай передохнем чуток, я кажется устал немного...
Бронежилет под формой казалось бы весил не десяток килограммов, а все сорок. Ручейки пота стекали по лицу.
Остановившись, доанин обернулся к спутнику, задумчиво кивнув.
- Пожалуй, отдохнем, - он смерил взором коренастую, крепко сложенную фигуру майора и задумчиво добавил, - не стоит носить с собой слишком много тяжелых вещей. Сомневаюсь, что они спасут от всего на свете...
- Я может сейчас и не стоял перед тобой, если бы не эти вещи...
При первой же остановке, Эд достал из внутреннего кармана фляжку и сделал несколько глотков, в воздухе сразу же повис стойкий запах крепкого алкоголя. Посмотрев на своего спутника, майор протянул ему флягу.
- Будешь?...
Слегка улыбнувшись, Роан покачал головой. Ему не хотелось пить, а тревожные мысли, заполнявшие разум и вовсе сбивали с толку, заставляя его всей душой стремиться продолжить путь. Однако же он, как и подобает доанину обители Шепчущих, не выказывал юношеского пыла, уподобившись статуе, застывшей под палящими лучами полуденного солнца.
- Мы уже недалеко, мистер Смит. Через пару часов дойдем.
- Ясно... Мы похоже через весь Крестоун идем...
Эд снял берет, оголяя совсем короткую военную стрижку, чтобы вытереть пот. В сапогах было идти весьма не просто в такую пагоду, все же обычно Эд прохаживался по городу в ночное время, а не тогда, когда солнце вовсю использовало свой потенциал в нагревании каменного покрытия дороги. Еще через час, майор вновь потребовал остановку, теперь его лицо выглядело еще более изнеможенным, чем ранее.
Вздохнув, Роан выудил из поясной сумы тонкий пузырек с бурого цвета напитком внутри и кинул майору, пояснив:
- Поможет с вашей усталостью, мистер Смит. Пейте залпом, зелье довольно крепкое, не чета вашему пойлу, чем бы оно ни было.
- Ну, если это поможет делу...
На самом деле Эдварду и самому сразу же захотелось попробовать содержимое пузырька, поэтому он одним движением скрутил крышку и вылил содержимое пузырька себе в рот. Настойка оказалась действительно крепкой, но майор все же проглотил эту жижу, а затем дважды кашлянул.
- Зачем монахам тоники?...
Роан слегка скривился, не сразу ответив, но даже эти слова его не содержали ровным счетом ничего полезного:
- Монахам не нужны.
Сказав оное, он умолк, давая понять, что это - самый полный ответ, на который можно рассчитывать.

+1

8

Я тебе обещал закат,
Темно-синей полночной мглы.
Острием золотой иглы,
Протыкая. Но ты, не рад?
Что из смрада живых червей,
Ты один удостоен знать -
Там где встанет бессильно рать,
Только тень проскользнет теней.
Почему твой укором взор,
Переполненный мне навстречу,
Вытекает как кровью в сечу?
Ты не понял? Какой позор…
Хладнокровный туман венчает,
Седовласым венцом веков.
Ты свободен от тех оков,
Только что же тебя терзает,
Если жизнью готов рискнуть,
Ради призрачного ответа…
Издалече как вспышкой света,
Что сумел мотыльку мигнуть.

- Ну чтож...
Приятное тепло в груди разжигало майора изнутри, мотивируя двигаться дальше. Похоже тоник действительно был очень качественным, к тому же, никакого следа опьянения или других последствий пока не проявлялось. Оставшийся путь они прошли почти что бегом, Роана явно распирало от ярости с приближением желанной цели.
У врат монастыря спутников встретили два саэджина. Они встрепенулись, как по команде, однако, завидев отца-доанина, лишь почтительно склонили головы, отворяя врата. Роан первым вступил во двор монастыря. Сразу стало понятно, кто занимает главенствующее положение в иерархии монастыря.
На главной площади пред большим зданием кипела работа. Строители устанавливали леса, готовясь к реставрационным работам. перекресток разбивал дорогу на трое, однако оба зарешеченных прохода по обоим сторонам от главного здания, были закрыты. За ними виднелись старые, заросшие бурьяном и сорняком, сады.
- Сюда, - доанин махнул рукой, приглашая за собой майора.
Эд продолжал идти молча, каждый раз подмечая что-то свое, само это здание уже было диковинкой для человека, который ни разу в жизни не посещал храмы.
Внутри здания царила тишина и частота. Несколько монахов прошествовали мимо них по коридору, обменявшись с магистром приветствиями. Роан повел спутника дальше, под анфиладу бокового крыла. Свежий ветер, налетевший с севера, принес кратковременную прохладу, вместе с несколькими листьями, оставшимися под сандалиями доанина, когда он торопливо шел по каменной террасе.
Остановившись у одной из дверей, он повернулся к майору.
Эдвард кивнул и вытащил револьвер, пряча его за подолом плаща и уже предвкушая какие деньги может заплатить Роан, за помощь в его деле.
- Он здесь.
За дверью слышались приглушенные голоса. Женский, тихий и нежный, как будто принадлежавший ребенку и мужской - отрывистый и нервный, исполненный едкой желчи и сарказма.
Издав тяжелый вздох, Роан толкнул дверь, входя в небольшую, сводчатую комнату. Сидевший на кровати человек тут же обернулся к нему и выражение настороженности на его лице сменилось благодушной улыбкой.
- А, это ты. Что-то случилось?
На ухо Роану прошептали:
- Ну, где Уилл?!...
Он никогда раньше не входил без стука. Эта мысль, несвоевременная и совершенно лишняя, врезалась винтом в разум монаха, словно пытаясь подавить ярость, клокочущую в сознание.
Девушка, сидящая у окна, тоже повернулась. На ее бледном, почти бесцветном челе ярким фиалковым взором светилось любопытство. На миг, Роан мог бы поклясться, что видит ее улыбку, хотя выражение лица у куколки мага оставалось совершенно серьезным.
- Ангус, - доанин сделал паузу, шагнув вперед, - зачем ты покупаешь детей?
Вопрос, жесткий, заданный напрямик, в лоб, застал мага врасплох. Он изменился в лице, собираясь что-то сказать и словно осекся. А потом улыбнулся, подняв руки, словно собирался сдаться.
- Ты же все равно не поймешь, мой друг... как же...
- Друг? - жестко оборвал его Роан, покачав головой, - мои друзья не покупают детей. Для чего тебе они, Уилл? Отвечай.
Исполненный силой голос доанина болезненным эхом отдавался в каждом сознании людей, заполнивших маленькую комнатку. Ангус встал, выпрямившись. Он был куда ниже Роана и смотрелся слегка комично в попытке выглядеть достойным оппонентом.
- Все не так просто. Простого ответа вообще нет. Ты ведь всегда это знал, разве не так? Или, хотя бы, догадывался откуда берутся все эти "одаренные" дети. Просто...
Плечо Роана стиснула крепкая ладонь, тяжелое дуло здоровенного армейского револьвера поднялось почти без усилий от своего обладателя. Ангус едва успел повести бровью, как из ствола вырвался длинный поток белого дыма с кусочками льда. Воздух в комнате наполнился едкими парами.
Первым существом, отреагировавшим на это, стала куколка мага. Смазанным, неразличимо быстрым движением, она оттолкнула своего хозяина и следующим движением уже летела к майору. Легкий звон обнаженного меча мог бы стать последним, что он увидел в жизни, если бы не размашистый удар Роана, которого куколка не считала целью.
Ударившись о стену, беловласая обмякла, выронив меч и сползла на пол. Она не теряла сознания, но не могла пошевелиться, явно не ожидав такого от главы монастыря.
Ангус, чудом выживший в этой молниеносной сценке, глядел на Роана со смесью изумления и злости.
- Это все было для тебя! - выкрикнул он, - тебя и твоего сраного монастыря. Чтобы ты мог продолжать разыгрывать из себя святошу. Знаешь что? Мне на самом деле плевать на эту твою Доан'Ти.
Он бросил себе под ноги какой-то пузырек и комнату тут же наполнил едкий дым, смешавшийся с парами белого тумана от выстрела майора. Когда дым рассеялся, мага уже и след простыл. Единственным напоминанием о его существовании можно было считать куколку, неподвижно лежащую у стены.
- Что это было?!
Эдвард отошел в сторону, водя револьвером, пока не наставил оружие на лежащую на полу девушку. На ее лице играла улыбка, мягкая, невыразимо приятная, словно у человека, наконец добившегося своей цели, улыбка, что в очередной раз доказало вмешательство магических сил Уилла, если это было его настоящим именем. Человека за столом не оказалось, он успел каким-то невообразимым образом сбежать от своей судьбы.
Девушка, тем временем, с трудом поднялась на ноги и подобрала меч, аккуратно вложив его в ножны. Взгляд Роана, брошенный в ее сторону, было сложно выдержать, однако беловласая справилась на удивление легко, будто и не ощутив его болезненной горечи.
- Кажется, некоторым тайнам пора на покой, - тихо сказала она, снова обретя спокойное, умиротворенное выражение лица, - разве не так, sial'or Doan'ti? Мне больше не хочется видеть его лица.
- Маара, - задумчиво произнес Роан, - кажется, тебя так зовут. Где твой хозяин?
Она чуть склонила голову, улыбнувшись так, словно объясняла очевидное ребенку.
- Ангус не хозяин. Он saeje, красный мотылек. Его свет стал красным уже давно, sial'or.
Доанин кивнул с сожалением.
- Ты можешь помочь, alonae? Мне нужна твоя помощь.
Куколка изящно кивнула, указав на стену за столом.
- Тень прячется за камнем. Но мне нельзя следовать за тенью.
Подняв руки к своему ошейнику, она красноречиво огладила металлическое украшение.
- Просто.
Удар доанина разнес камни за столом. Часть стены оказалась полой, за ней обнаружился длинный кривой проход прокопанный в песчанике. В нем не было и проблеска света.

[nick]Roan Devote[/nick]
[status]~the iron fist[/status][icon]https://forumfiles.ru/uploads/001a/cc/90/30/766500.jpg[/icon]

+1


Вы здесь » Sintior: gears and wonders » Личные эпизоды » 24.09.521 | HANG IN A BALANCE


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно