https://forumstatic.ru/files/001a/cc/90/76603.css https://forumstatic.ru/files/001a/bd/39/67352.css

Sintior: gears and wonders

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sintior: gears and wonders » Повреждённые свитки » 20.05.524 | В твоих глазах отражаются небесные огни...


20.05.524 | В твоих глазах отражаются небесные огни...

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

20.05.524 | Эверстейт
тепло, совсем скоро стемнеет; когда стемнеет - случиться чудо

https://forumfiles.ru/uploads/001a/cc/90/22/276899.jpg
Solomon → Romaria Whitenight
[личный]

ПРЕАМБУЛА

Эверстейт сам по себе - город-праздник, город исскуства, город творцов, город полета человеческой мысли и человеческих душ. Но даже вечные выставки, перфомансы и ярмарки абсолютно точно меркнут перед тем, что будет сегодня. Перед ежегодным фестивалем фейерверков, на который стекаются люди со всей Империи, дабы воочию узреть сие чудо. Вот только та парочка прекрасной эльфийки и пестрого торговца кажется очень уж странной... Ну да какая разница, если совсем скоро начнется! Забудь все и смотри в небо. Ведь предстоящее зрелище не оставит равнодушным даже ту, что живет уже больше ста лет и того, что купается в крови...

Подпись автора

...и никакого Закона

+2

2

Рима вот уже два месяца обещала себе поучаствовать в фестивале со своим изобретением, однако все откладывала этот момент. Эльфийка говорила себе, что весна - не время для чего-то серьезного и ее изобретение не выгорит, что его еще надо доработать, чтобы оно выглядело презентабельно, что Малкольм ей не позволит, что всю неделю она чувствовала себя плохо, что чей-то пес, перебежавший ей дорогу - плохой знак, - в общем, всячески старалась избежать любой, даже мизерной вероятности, что ей придется стоять перед толпой людей и рассказывать о сделанных ею часах. В конце концов, устав от ее никчемной трусости в вопросах во взаимодействии с публикой, коварный Малкольм записал ее в ряды молодых изобретателей последнего весеннего фестиваля 524 года. Сказать, что она была шокирована таким предательством - значит сильно преуменьшить ее ярость. Она почти перестала выходить из мастерской и на протяжении двух недель до назначенной даты просто не разговаривала ни со стариком, ни с Нико. Когда оба мужчины уже всерьез забеспокоились ее здоровьем, эльфийка, наконец, вышла из своего рабочего затворничества, но по-прежнему смотрела на обоих недовольно. Доверие синдарийки было подорвано. 
     Посовещавшись, Байо и хозяин мастерской решили закопать топор войны по самое основание, предложив свою помощь в подготовке. Дабы показать степень своего раскаяния они лично, без участия плотников, установили для нее стенд и организовали все необходимое для выступления.
     Почему Рима не отказалась от этой затеи? Хм, вероятно, вы совсем ее не знаете. Ромария ненавидит нарушать данное слово, даже если оно было дано не ей лично, но от ее имени. Да и, в конце концов, она все равно собиралась поучаствовать. Когда-нибудь. Весь вчерашний день они с Нико доводили до ума стенд, с Малкольмом обсуждали речь перед потенциальными покупателями и меценатами. Все было готово. Все! Даже наряд. Ничего особенного, но негоже было появляться на фестивале в рабочих штанах, рубашке и фартуке. Поэтому девушка, скрипя сердце, купила платье.
     На магазине значилось "Наряды для эльфов", но на деле ничего особенно отличающего этот магазин от прочих там не было. Она выбрала простое в пол платье темно-синего цвета о кружевных коротких рукавах. Закрытое горло намекало о том, что эльфийка занимается делом, а не подманивает хищников, но цвет и фасон не выглядели уж слишком формально и хорошо подчеркивали по-эльфийски тонкую фигуру.
     Выслушав с полусотню различных шуток от своих "домашних", Ромария болезненно ткнула Нико под ребро и махнула на прощание Малкольму. Байо отправился с ней, но лишь затем, чтобы, увидев знакомую ему барышню, тут же нырнуть в толпу, едва попрощавшись. Рима покачала головой и продолжила путь.
     Народ уже собирался на главной площади Эверстейта. Огни, представления, животные, изобретения. Здесь как всегда было очень шумно, суетливо, но потрясающе красиво. Изумительные наряды, восхитительные картины, актеры, что с первой секунды приковывают внимание, самые разные "штучки" совершенно разного, иногда поразительного назначения - все они ждали того одного единственного толстосума, что милостливо согласится отвалить нужную сумму.
     Мари, как участница фестиваля, помимо стенда имела право выступить со сцены с демонстрацией. Поэтому она нырнула в закуток-гримерку, бережно повесив платье на вешалку. Она отвлеклась на разговоры и не заметила, как за ней наблюдает пара крайне внимательных глаз. И не только за ней. За всеми девушками. Среди выступающих сегодня барышень были и знакомы Римы - танцовщицы. Они на ходу придумывали новые движения и тут же демонстрировали их эльфийке, для которой искусство танца было чуть ли ни божественным проявлением (если бы только у этого мира были боги). Она смотрела во все глаза, попутно стягивая с себя наряды. И тут одна из барышень потянула ее к зеркалу.
- Рима! Тебе обязательно нужен макияж! С таким бледным лицом, никто не заметит твоих восхитительных глаз из толпы! Одни уши, - засмеялась одна из танцовщиц.
Пропустив мимо этих самых длинных ушек ненамеренно ядовитое замечание, Ромария согласилась на макияж. Девушки принялись помогать и никто из них не заметил, как из закутка исчезли стоявшие при входе вешалки со всеми нарядами, включая и обычную одежду Ромарии. Когда они обнаружили пропажу, уже было поздно. Задрапировав эльфийку в какую-то оставленную актрисами штору, девушки побежали искать наряды.
     А Рима осталась на месте, чуть не плача, ведь до встречи с меценатами совсем мало времени.

+2

3

Хотелось уже начать гулять.
Толкаться в толпе, пробивая себе путь к какой-то особенно интересной выставке, глазеть на барышень всех рас, цветов волос и фигур и конечно же, вкушать вкусняшки. Куда же без них? Можно с полной уверенностью заявить, не были бы все эти выставки, представления и демонстрации научных изобретений подкреплены великим множеством лотков, лавочек, телег и просто бродячих торговцев с целыми подносами еды, они интересовали бы Соломона намного меньше и кто знает, интересовали бы вообще? Да и чего таить, Сол и сам собирался хорошенечко поторговать сегодня, накормив народ первоклассными пряниками и печеньем.
Но пока что...
- Надеюсь, теперь вы понимаете, почему я хочу от вас максимальной аккуратности и профессионализма. Если кто-то поймет, что брата заказал я, мои ублюские родственнички сделают все возможное, чтобы наследство... - немолодой уже мужчина стоял и буквально трясся, время от времени задыхаясь то ли от перевозбуждения, то ли от страха, то ли от чего максимальной неприятности данной компании, с которой ему, наверняка интеллигенту и второму наследнику родительской фактории, сейчас доводилось общаться.
Очередной жалкий червяк.
- Достаточно, - Соломон еще плотнее закутался в плащ, дабы доходяга не увидел его лица и раздраженно отправил в рот очередную порцию крошечных шоколадных печенек, - Мы услышали достаточно и можем приступать. Предоплату получили. Все, проваливай, - указательный палец руки, облаченной в черную перчатку, указал на выход из переулка. 
Так вот о переулке. Представьте. Фестиваль. Весь город, точнее его центральная часть, вся украшена лентами, бумажными фонарями, прочей красивой ерундой, все в новой одежде. Все чисты, довольны и в предвкушении наступления темноты. И "ОН". С кучей мусора, дурно пахнущий, кажется слегка облеванный (куда же без этого), удивительно уродский и неприметный. Впрочем, именно из-за последнего качества "Пальцы" и выбрали его как место переговоров с потенциальным заказчиком. И именно из-за него, Сол и ненавидел его от всей души, будто огромный шрам на прекрасном личике барышни, будто законник, который ворвался прямо на место твоих злодеяний.
Поскорее хотелось в город, туда, к красоте и веселью. А этот мымрящий что-то толстяк, только усугублял происходящее.
- Ладно, тогда рассчитываю на вас... - начал было неугомонный, но тут появилось новое действующее лицо, заставив замереть даже Соломона. Нет, не из-за испуга. Скорей из-за внезапности и... Нелепости происходящего?
Его лица не было видно, но хорошо слышно довольное урчание. Он шел как солдат, высоко закидывая вперед ноги и похоже, совсем ничего не замечал из-за своей странной ноши (целого вороха женских нарядов). При виде вторженца, заказчик вообще оторопел и натянув пониже шляпу, поспешил скрыться отсюда подальше, буркнув на прощанье координаты цели. Мужчина прекрасно понимал, что может внезапно поприсутствовать на месте убийства случайного свидетеля, а сия перспектива точно его не радовала.
Парад идиотов какой-то.
Губы мужчины бесшумно шевельнулись, но тот, кому это предназначалось, прекрасно услышал сказанное Соломоном и вынырнув из тени переулка, бросился к... Эм... Ну... Похитителю платьев и панталон? Носильщику чулок и корсетов?

Задушить? Перерезать глотку? Проткнуть сердце? Вырвать глаза? Откусить язык? Зашить рот? - чужие мысли целым нетерпеливым водопадом устремились в голову главы "Пальцев", будто и вправду принадлежали ему.
Нет, допроси.
Ты. Смотри мне в глаза. Еще. - снова шевельнулось в сознании что-то чужое и неестественное, но на этот раз более тихо и ненавязчиво, так как предназначалось их "гостью". Наконец, неизвестный будто дернулся всем телом и затих, комично развалившись на грязной заплеванной брусчатке, а вытянутая прямо из его мозга информация мягко и обволакивающе направилась к Соломону.
Да, что не говори, а Шерон работает как и всегда, идеально. Возможно, конечно, было бы более ценным заглянуть немного пораньше, чтобы точно понять, какого черта он вообще полез к этим платьев и насколько большую в его побуждениях роль играла эльфийка (хотел сорвать ей выставку?), но это уже было не столь важно.
Молодец. Теперь сотри ему память за последние пол часа, сними с поста сестру и можете уходить. Развлекайтесь, девочки, приятного вечера.
Хорошо. И еще, Сол, остерегайся прелестных эльфиек и их синих платьев. - одна из "Пальцев" помахала рукой, усмехнувшись да скрылась в лабиринте улиц города, оставив парня одного.
- Значит, синее? - уже в голос ухмыльнулся преступник, бережно поднимая с земли несколько нарядов подобного цвета и уже менее нежно подрывая за шиворот все еще продолжающего пускать слюни мужчину.
- Что же, дружок, пошли отдадим его хозяйке.

И вот Соломон, избавившись от ненужных больше плаща и перчаток, под изумленные взгляды великого множества людей шагал к стенду некой эльфийки-часовщицы с платьями на плече, за пальчик, будто ребенка, придерживая мужчину, плетущегося за ним с пустым взглядом. Конечно, скоро магия Шерон развеется, но все же, ее должно хватить, чтобы не пришлось делать "пленнику" больно. Тем более, он и так ничего не вспомнит.
Столкнувшись было с танцовщицами (они тоже были в воспоминаниях, переданных "Пальцем" Солу), Красноволосый бодро обошел их по широкой дуге и направился сразу же к дверце гримерки, раскрывая ее с ноги и с довольной рожей заявляя:
- Я нашел твое платье, красавица!
Может, не стоило так резко?

Отредактировано Solomon (2020-08-06 21:49:36)

Подпись автора

...и никакого Закона

+2

4

Эльфийка нервничала. Да, ей это было не очень свойственно... Ну, то есть свойственно, но не так. Не сидеть, выстукивая суетливый ритм короткими, но чистыми ногтями по собственным коленям. Не оборачиваться на каждый шорох, не со стеснением 50летней поправлять шторку, что обвязана веревкой с большими нелепыми кисточками, словно от театральной портьеры. Она чувствовала себя героиней какой-нибудь комедийной заметки или постановки. Так и хотелось крикнуть: - Нико! Малкольм! Ну, хватит. Я поняла! Было смешно.
     Разумеется, делать подобное она не собиралась. Тик-так. Выбежать туда в таком виде? О, часовщица точно знала, сколько времени вплоть до минуты у нее осталось. Гуляющие, да зеваки засмеют. Тик-так. Да и добежать до ближайшего магазина она не успеет. А если и успеет, то большая часть из них уже закрыта, поэтому Рима, вознося мольбу Создателю так и сидела, надеясь лишь на возвращение знакомых. Но вернулись не они.
     —  Я нашел твое платье, красавица!
     Несмотря на то, что эльфийка ждала возвращения девушек, она все равно заметно вздрогнула. Ну, во-первых, на ожидала все же женский голос, а во-вторых, нет времени объяснять. Эльфийка подорвалась с места, напрочь игнорируя мужчину, которого тащил за собой спаситель. Она также пропустила тот факт, что ее платье действительно было там, не спросила, где остальные наряды, имя спасителя, и вообще вела себя крайне грубо: Ромария выхватила свое платье, отряхивая его на ходу, и, не теряя ни мгновения, спряталась за портьерой, быстро выныривая из своего вынужденного наряда и одеваясь в другой.
     — Спасибо. Сейчас нет времени. Идемте.
     Также быстро выскочив, она схватила того, который красноволосый (это ведь он ей помог, да?) за локоть и потащила за собой, намереваясь поблагодарить чу-у-уть-чуть попозже, когда у нее будет хоть одна свободная секундочка. Разумеется, она направилась к палатке с меценатами, настолько быстро, насколько позволял прогулочный шаг мужчины, что она тащила за собой. Оставив его у входа, она впервые поймала взгляд золотых глаз. Глаза эльфийки тоже пожелтели, когда она шепнула телепатическим путем человеку:
     — Эм... Подождите, пожалуйста, тут.
     ... И нырнула внутрь палатки. Там на сей раз было не так много слушателей. Ромария вздохнула. Кажется, из этой идеи ничего не выйдет. Но делать надо до конца. Девушка оправила платье в который раз, закусила губу, нервничая и двинулась к распорядителю. Тот был явно недоволен ее "почти" опозданием, поэтому прошипел нечто в духе: — Это ваша ответственность!?
     Затем темноволосый молодой человек пыхтя отвернулся, молча указав ей на ее коробку с прототипом.
     — Я умываю руки! Если они станут Вас слушать, мисс Ромария... - фыркнул зануда и вернулся к своим извечным бумагам.
     Эльфийке ничего не оставалось делать, как прошмыгнув мимо высокого аристократа, ... столкнуться с ярко-рыжим эльфом.
     — Уф... Девушка, Вы не ушиблись? - ухмыльнулся незнакомец, ловя и незадачливую часовщицу, и ее груз.
     — Да-да... Простите... - пробормотала Ромария. Золотые глаза и яркие волосы мужчины напомнили ей о том, кто стоит за пределами палатки. Если не ушёл... — Простите, я тороплюсь.
     — Немо... - послышался насмешливый голос аристократа, — Пусти малышку.
     116 летняя эльфийка бы остановилась возразить, но эти зрители не были ее целью, ибо на них не было особых значков, что носили инвесторы, поэтому Ромария, извиняясь вполголоса пробежала дальше. Она поспешно, немного путаясь в платье, разложила детали и прототип часов и принялась рассказывать о своем изобретении.
     Не прошло и десяти минут, как Рима вышла из палатки, озираясь в поисках того красноволосого молодого человека. Выступление не было полностью провалено, однако, на сей раз толстосумы были более заинтересованы в картинах, нарисованных кровью несчастных свинок, а не механизмами. Что ж, не сегодня, значит, завтра. Вайтнайт бы не сильно обиделась, если бы он ушел, но постаралась бы найти его в толпе, ведь долг платежом красен. И все же, хвала Создателю, мужчина был на месте, разве что у соседнего вагончика со сладостями. Ромария впервые действительно осмотрела незнакомца. Такого тяжело потерять в толпе... Вызывающе яркий образ был даже немного пугающим.
     — Кхм, - эльфийка тронула красноволосого за плечо, — Простите. Я так Вас утащила... Меня зовут Ромария Вайтнайт, и я очень Вам признательна, - девушка склонила голову в легком вежливом поклоне, и, когда подняла, снова встретилась с золотыми глазами своими.
     — Могу я Вас угостить в благодарность? - карамельки на палочке, наверняка, были очень вкусные.

+3

5

Иногда, Соломон и сам не мог объяснить некоторые свои действия, поступая абсолютно нелогично, нелепо или даже противоестественно. Несколько раз это чуть не стоило ему головы, несколько других раз - денег или даже лет жизни, когда приходилось использовать магию, не имея "под рукой" необходимых "доноров", всегда готовых помочь своему златоглазому товарищу выжить и колдовать. Ведь что ни говори, а нет ничего сладости слаще и вкуснее, чем опасность, неведение, что ждет тебя в завтрашнем дне и... Возможность веселиться, конечно же.
Точно так же, "Палец" был падкий на женщин. О-о-о-о, совсем еще юные девы, которые только достигли совершеннолетия и девушки, опьяняющие своей красотой. Они манили Сола, протягивали к нему руки, соблазнительно улыбаясь, а когда и не протягивали, он протягивал руки к ним сам. Вообще, всю свою жизнь, когда он стал человеком, Соломон пытался не упустить ни капли удовольствия и наслаждения, будь то еда, алкоголь, наркотики, физическое насилие или даже те самые плотские утехи. Только так у него получалось почувствовать себя живым, как все. Ведь все людишки вокруг - лишь заложники своих пороков, с которыми и не пытаются бороться, а если вдруг и пытаются, то не придают этому особого значения, не прилагают тех усилий, которые необходимы. Или уже не могут. Или не хотят. Почему этого должен хотеть почти тридцатилетний головорез с крайне опасным образом жизни, видевший столько смертей, боли и страданий, что хватило бы раздать целой толпе, да еще бы и осталось?
Но нет, на этот раз мужчина затеял это все вовсе не ради головокружительных приключений. Даже не для того, чтобы уложить эльфийку в койку, хотя, стоило признать, она и была головокружительно привлекательна. Просто иногда хотелось... Хорошо провести время. Насладиться природой, вдыхая свежий воздух на вершине горы. Либо же зарыться с головой в поле цветов. Либо же... Получить удовольствие от фестиваля фейерверков, как вам такое, а? Почему это вдруг лидера чуть ли не самой кровожадной банды наемников всея Эксодиума потянуло на романтическую белиберду? А почему бы и нет? Ведь Сол мог спокойно заметить прекрасное как и в грандиозном городском торжестве, так и в оторванных конечностях...

Конечно же, его не пригласили внутрь. Еще бы. Кто в здравом уме станет приводить с собой на важную презентационную выставку странного человека, который невесть откуда взялся и просто вовремя принес тебе платье? Да и не то, чтобы ему особо хотелось. Другое дело, будь это аукцион... Аукционы Соломон любил. Особенно такие, на которые не приглашают всех подряд - закрытые торги особенными товарами для особых гостей. И на то, конечно же, были личные причины...
А так, приходилось ждать, тем более, что "Палец" всерьёз намеревался утащить девушку с собой гулять по фестивалю, прямо до того времени, пока полностью не стемнеет и не начнут пускать салюты. Вообще... Всегда оставался шанс быть посланным далеко и надолго, особенно если у нее окажется кавалер, но... Лучше попытаться и лишиться двух пальцев, чем не попытаться и остаться с пальцами, но слабаком, как говорил один его знакомый работник лесопилки.
Оставалось только... Как-то скоротать время. Но... Как?

- Господин хороший, может вы... - пухлый торговец сладостями нервно дернулся, встретившись взглядом с настырным покупателем. Только что он намеревался послать этого придурка подальше, но тут же замер, пытаясь не начать заикаться, или хотя бы не захлопнуть сразу же дверцы окошка, сквозь которые он и торговал в вагончике. Теперь же, так удачно подготовленная фраза "Пойдете в жопу", застряла где-то на пол пути и точно не желала вырываться из широкой ротовой полости торгаша.
- Разве я так много прошу? - Соломон, пожал плечами, не убирая с лица жуткую ухмылку и не отрывая от глазенок толстяка взгляд, - я скупил у тебя все медовые пряники и печенье с орехами, а ты отказываешься поделиться со мной рецептом этого чудесного пряника с клубникой? Не-хо-ро-шоооо....
- Н-но это эксклюзивный рецепт моей жены, я не могу...
- Ой не-хо-ро-шооо...
- Но как же...
- Не поможешь старому другу?
- Да я вас впервые вижу! - чуть ли не истерически воскликнул торгаш, но тут же сдался и принялся что-то быстро карябать на бумаге, - с вас... - начал было, протягивая листочек, но Соломон быстро выхватил у него записку, спрятал в карман и сунул ему под нос горсть денег.
- Спасибо за сотрудничество, дор-рогой, - прошипел "Палец" и тут же почувствовал на плече легкое касание, - а, это ты,- добродушно улыбнулся парень, почесав затылок, - как все прошло?
Он произвольно еще раз обвел девушку взглядом и еле сдержался, чтобы не хмыкнуть, ведь она и правда была очень красивой. Даже немного жаль, что он тут вот так вот...
Фейерверки. Веселись. Не вечно же быть озабоченным кретином.
- Приятно познакомиться. Я - Санни Марч. Точно не с таким красивым именем, как у тебя, - новоиспеченный "Санни" засмеялся и показал пальцем на телегу со сладостями напротив вагончика толстяка, - не откажусь, но давай лучше там, уверен, этот проходимец меня больше не выдержит, - задорно выдал парень и зашагал к следующему торговцу.
- Кстати, - он почесал затылок и обернувшись через плечо, спросил, - у тебя имеется какой-то... Компаньон? Не хочу чтобы мне бил рожу твой кавалер, я человек мирный, - пристальный, но не такой, как недавно торговцу, а веселый и легкий взгляд золотых глаз уставился на эльфийку.

Подпись автора

...и никакого Закона

+1

6

— Как все прошло? - поинтересовался новый знакомый.
— Ах, не стоит упоминания... - смутилась тут же Рима, вероятно потому, что безупречно-пунктуальная часовщица чуть было не опоздала на представление собственных часов. Ну, смешно же. И пусть она не закладывала время на то, что какой-то проходимец посмеет отнять у нее одежду (ей просто не приходило подобное в голову), это все равно казалось ей ее собственной недоработкой.
— В смысле... Все прошло, как и ожидалось, - улыбнулась она потом, отчего-то доверяя незнакомцу толику собственных эмоций, — Мое изобретение очень полезное, но неприятное, особенно для людей. Я сделала часы, что считают потерянные на магию годы.
Эльфийка немного грустно улыбнулась и протянула тонкую кисть, на которой диковинного вида часики гласили: 54 года 7 месяцев и 4 дня: — Ровно на столько сократится моя жизнь за использование магии. Люди боятся смерти и не понимают ее. Но давайте забудем об этом сейчас?
Рима широко-широко улыбнулась и двинулась за новым другом к соседнему вагончику.
— А мне очень нравится Ваше имя, мистер Марч, — сказала она прежде чем кивнуть продавцу, — Здравствуйте, Осип. Будьте добры, два леденца мятно-медовых.
Осип поверх очков посмотрел на забавную пару: — Ромария, доброго вечера. Ты, никак, обзавелась новым другом! А то все носишься с этим стариком Малкольмом да сорванцом Нико.
— Осип... - укоризненно начала Ромария.
— Да, я все понял. Два мятно-медовых. Ты что это, даже не позволишь кавалеру заплатить за себя?
— Осип...
— Молчу! - и правда замолчал, только продолжил ухмыляться в свои густые усы продавец сладкого.
Рима протянула ему пару монет и кивком поблагодарила.
— Вот, мистер Марч, - улыбнулась красноволосому девушка, вновь поворачиваясь и протягивая ему конфету, — Я позволила себе выбрать за Вас, просто потому, что этот пройдоха в действительности умеет хорошо готовить только эти..
— Мисс Вайтнайт!! - послышался добродушный голос явно подслушивающего Осипа.
— Молчу...
Под задорный хохот лавочника и парочки его знакомых и клиентов, Ромария, широко улыбаясь, вручила Санни его конфету и, весьма картинно-комично подхватив Санни под локоть ненавязчиво и вежливо двинулась дальше по фестивалю. Обычно ее озорство было меньшим, но именно сегодня, отходя от небольшого стресса и унижения от потери платья хотелось шалить и озорничать, как никогда.
— Что до Вашего вопроса... - продолжила Рима, — Нет, у меня никого нет. Я слыву слишком вежливой занудой. Однако, мистер Марч, сегодня я намереваюсь доказать всем завистникам, что синдарийцы умеют веселиться. Не составите ли мне компанию?
Девушка отпустила его локоть и шутливо поклонилась, удерживая в зубах леденец, отчего ее речь казалась малость неразборчивой. Она выцепила золото глаз нового знакомого и озорно поблескивая фиолетово-золотыми собственными ожидала ответа. Стоит ли упоминать, что в случае, если мужчина откажется, ей придется пригрозить спасителю гипнозом?

+2


Вы здесь » Sintior: gears and wonders » Повреждённые свитки » 20.05.524 | В твоих глазах отражаются небесные огни...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно